Добро пожаловать в Вельмарен! Годы мира, построенного на огне и крови, практически закончились и слишком много людей не желают его продлевать. В Подземных тропах зреет восстание и заговоры против вардрийцев и трех королевств. Маги, сполна испившие человеческой жестокости, готовы объявить открытую войну. Но все это не имеет значения: если пробудится древнее зло - уже не будет ни врагов, ни союзов...
Время коня (июнь), 1200 год
Вверх Вниз

Velmaren. Broken Crown

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Velmaren. Broken Crown » Страницы прошлого » Сто подлецов и двести трусов мой тревожат покой


Сто подлецов и двести трусов мой тревожат покой

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

В роляхКайдан Резерфорд,
Давина I Аркарт

Время и место событийапрель 1200 года
Обан, замок Хаертон


http://funkyimg.com/i/2zmYc.gif http://funkyimg.com/i/2zmYd.gif


СюжетДвор молодой королевы Давины I прибавляет в численности с каждым днём. Прослышав о её щедрости, к подножию трона устремился неиссякаемый поток просителей. Давина не может запомнить лиц большинства из них... но некоторые пришельцы появляются эффектно и накрепко врезаются и в память, и в будни двора.

+3

2

[indent] Вереницы пыльных дорог устилали путь до Дал Риады. Кайдан, порядком заскучавший от однообразных пейзажей, да религиозных песен своих вверенных подчиненных, не мог не отмечать дни и ночи, проведенные в путешествии. Конечно, большая часть его разума все еще радовалась ответственному заданию, которое не возлагалось прежде на иных капитанов. Если не вспоминать о случае с несколько лет назад, слишком позорном и омраченным крахом — жители страны на удивление радушно относились к чернокнижникам, называя их могучими волшебниками и твердя о какой-то защите от монстров. Кайдан считал, что истинными монстрами являются те, кто всячески твердит о победе над ними, совершенно не задумываясь о том, что и сам относится к их числу. Но, в отличии от предателей божеского умысла, он соблюдал законы природы, да не посягал на их незыблемость. Где это видано: подчинять себе стихии, менять ход событий парой строчек, создавать для себя неуязвимость и пользоваться превосходством, твердя о высшем благе? Воспитание в Ордене Храмовников порядком сказалось на его снобизме в отношении магов. Этому даже не мешал тот факт, что некоторые из сверхъестественных благ активно использовались в его организации.

[indent] — Слышал, у их королевы меньше красоты, чем навыков правления.

[indent] — С каких пор ты собираешь сплетни, Стефан? — Кайдан едва ухмыльнулся, не думая взглянуть на того, кто отвесил нелицеприятный комментарий в сторону правящего монарха. В действительности, ему и дела не было до того, насколько красива или умна королева Давина. От нее требовалось лишь умение прислушиваться к чужому мнению, подкрепленному фактами и вескими доводами. И их Резерфорд в своем распоряжении имел; не стал же бы он отправляться в важнейшую миссию по введению нового режима, не подготовившись? О королеве, в самом деле, ходили разные слухи. Кто-то сетовал на ее равнодушие к политике и некому расточительстве, отсутствие желания спонсировать военные нужды или заключать новые пакты, столь требуемые для Дал Риады. Иные твердили, что от ее величества сбегают женихи, а сама леди предпочитает проводить время вместе с карликами. Кайдан достаточно пожил на белом свете, да и умом обделен не был, чтобы не брать слухи на веру. Сплетничали всегда и обо всем, и лишь малая часть оказывалась правдой. Да и, опять же, дела ему никакого не было до чужой правительнице. Дом, которому он был верен по месту рождения, не имел никакого к ней отношения. Или, во всяком случае, об этом не говорили ничего достаточно интересного, чтобы Кайдан заинтересовался.
Минуя дни и ночи, задерживаясь в мелких деревеньках и позволяя своим лейтенантам вдоволь разгуляться, Кайдан то и дело перепроверял свой список доводов в пользу изменения политики Дал Риады. И чем больше он находил логичных подтверждений своей философии, тем больше в ней разочаровывался. Будь все так просто, разве все уже не случилось бы? Конечно, у страны была новая королева, а от монархов зависит слишком много, чтобы не брать это в расчет. Но дело ведь не только в личных предпочтениях, но и разуме всех жителей. Стоило бы разобраться, по какой причине Дал Риада стала обителью для всех гонимых магов — хорошенько обдумав, Кайдан отправил парочку своих людей на разведку, получив обещания никак не выдавать принадлежности к Ордену Храмовников. Его шпионы могут сильно помочь; но так же это могло бы стать пустой тратой времени и человеческих ресурсов.

[indent] Где-то на подъезде к столице, Кайдан задумался о том, не шантажировали ли маги королевскую семью и остальных обитателей страны. Это было бы логичным объяснением творящемуся там безобразию; но вместе с тем оставалась самая пугающая версия, постоянно отвергаемая Орденом. Возможно, жители Дал Риады видели в магах нечто большее? Что если, в самом деле те были скорее спасением, нежели угрозой? Ересь, проникшая в голову Кайдана на въезде, покинула его в тот момент, когда на горизонте показалась конечная точка маршрута.

[indent] Подкрепившись положенной по сроку дозой «Жидкого света», да заодно осадив бушующих лейтенантов вокруг обители королевы, Кайдан вернулся к рабочему состоянию, преисполненный желанием вершить правосудие да очищать землю от поразившей ее чумы. Его никогда не интересовали сплетни, красота или ум королевы, но некоторые факты все же игнорировать он не мог. Глупостью было бы явиться с армией — так поступали его предшественники. Глупостью было бы и в очередной раз повторять заученные фразы, звучащие на улицах остальных городов. В Ордене прекрасно знали о его характере, о складе ума и амбициях. И, конечно же, не отправили именно его, если бы не рассчитывали победить как раз этой разницей. Во всяком случае, так говорил себе Кайдан, решаясь в одиночку нанести визит новой королеве.

[indent] Но все пошло вовсе не по плану.

[indent] Прежде всего, стоило бы догадаться, что если люди расположены к магам, то хотя бы один присутствует и в ближнем окружении королевы. Не успел Кайдан выяснить, верны ли слухи (ибо к тому моменту мужчина в нем победил капитана да подчинился любопытству), как оказалось, что совершать визиты стоило не только без подчиненных, но и без обмундирования. Белый плащ подействовал на местного еретика получше любой красной тряпки, и окажись тот хоть в половину глупее, обошлось бы без происшествий. Но маг, по всей видимости, был осведомлен о защитной кольчуге, спрятанной под верхним слоем одежды, и отчаянно рвался в рукопашный бой, все же подкрепляя размахивание руками и ногами крепкими словечками на дьявольском языке. Кайдан порадовался, что заклинания не лишили его мужского достоинства, сердца и дыхания, но пропустил несколько ударов и даже успел посетовать на рассеченную бровь. Не оставшись в долгу и не решая достойным рыцаря доставать меч против безоружного противника, он подкрепил кулаки крепкими словечками, ринувшись на обидчика, как юный мальчишка.

[indent] По закону жанра, королева была неподалеку.

[indent] Возможно, она с самого начала застала все произошедшее, но разве можно было упрекнуть Кайдана в невнимательности, ежели первое, что бросилось в глаза — разъяренная морда преступника? Заметив вовсе не безобразное лицо, он пропустил меткий удар в живот и лишний раз выругался, тут же извинившись за свое поведение. Однако, это вовсе не помешало молниеносно сориентироваться, схватить обидчика за руку и прижать к каменной кладке стены, удачно оставив нетронутыми искусные гобелены. Маг дернулся, Кайдан навалился на него плечом. Возможно, присутствие дамы пробуждало в нем показушность. Возможно, он просто устал от бессмысленной потасовке, помимо того, что был несколько уязвлен подобным нерадушным приемом.

[indent] Стоило бы догадаться и о том, что не стоит наваливаться на приближенных к правителю магов в стране, где об их сохранности столь пекутся, в особенности на глазах у тех самых монархов. Но и это Кайдан умудрился осознать слишком поздно.

+3

3

[indent] Совет прошёл бурно. Битых несколько часов лорды до хрипоты перекрикивали друг друга и припоминали старые обиды. Они не могли прийти к согласию, что делать с очередным захватом торгового судна кораблями Хаммадского халифата. Когда все выдохлись и примолкли, Давина, робея, но заставляя голос звучать твёрдо, предложила организовать переговоры с халифом. Её слова произвели эффект разорвавшегося пушечного снаряда. Лорды вновь принялись кричать. Давина заметила, что кое-кому её слова пришлись по сердцу, но их оказалось слишком мало, чтобы пересилить остальных. Так ни к чему и не придя, в завершение совета лорды вновь поинтересовались, не подобрала ли королева себе жениха среди знатных семей Дал Риады, отчего настроение у неё испортилось окончательно. Мотнув головой, Давина встала со своего кресла во главе стола, показывая, что совет окончен. Лорды повскакивали со своих мест и с поклонами проводили её. Давина догадывалась, что как только за нею закроется дверь, разговор продолжится. Её присутствие на советах по-прежнему было исключительной формальностью. Данью порядкам. Единственное, для чего она была пригодна: выйти замуж и сложить бремя правления на плечи мужчины. От этого в Давине вскипал гнев, быстро сменяющийся скорбью. Она бы вышла замуж, если бы… но даже мечтать о том, что брат вернётся, было бессмысленно. Ангус принял свои дурацкие обеты и распрощался со старой жизнью. Его слова, когда они были детьми, ничего не значили. Его письма ничего не значили. Он либо забыл её к этому времени, либо уже мёртв. Он не вернётся. Давине не на кого рассчитывать, кроме себя.
[indent] Погружённая в горькие думы, Давина не сразу заметила, что кроме телохранителей с нею увязался придворный маг. Общество Риордана не было ей в тягость: он никогда не предлагал ей выйти замуж. У него были другие заботы, связанные с Кругом. Он даже сейчас о чём-то рассказывал ей. Или просил… о, Боги, как они надоели просьбами. Чем больше им даёшь, тем больше они просят. Пропустив начало разговора, Давина и не попыталась включиться в него на середине, отделавшись обещанием подумать об этом после.
[indent] Однако Риордан её не услышал. Он вдруг закричал и бросился вперёд, прямо на человека, который шёл навстречу им по коридору. Телохранители сориентировались быстро и загородили Давину собой, так что ей оставалось выглядывать из-за их широких спин, приподнимаясь на носочки. Объектом неожиданной ненависти Риордана оказался молодой мужчина, незнакомый королеве. Белый плащ… храмовник? Что он делает здесь?..
[indent] — Ублюдок! Тварь! — кричал Риордан в промежутках между заклинаниями. От гнева или неожиданности он не мог сосредоточиться и причинить пришельцу настоящий вред. Но даже слабенькие заклинания выходили эффектно. Вспышки, удары… Незнакомец отвечал на них кулаками. Схватка становилась всё более ожесточённой. Риордан выдохся, его магическая сила сбоила. Незнакомец начал одерживать верх. Когда он с размаху впечатал Риордана в стену, сердце Давины пропустило удар, она ощутила неподдельный ужас.
[indent] Никто в жизни и пальцем её не тронул, не запугивал, не шпынял. Но Давина внутренне съежилась от страха и застыла, не в силах пошевелиться и говорить. Она носила корону и правила Дал Риадой, но в коридоре перед сражающимися мужчинами была всего лишь слабой нескладной девицей без шансов выжить в схватке с ними — и древний как сама жизнь инстинкт побуждал её не привлекать к себе внимания, сделаться ещё меньше, ещё ничтожнее, чтобы не заметили, обошли стороной, не тронули. Даже стоя за спинами телохранителей она ощущала исходящую от незнакомца неистовую силу и опасность. Липкий ком страха поднялся к самому горлу, когда пришелец сжал шею Риордана так что у последнего глаза полезли из орбит. Давина невольно поднесла ладонь к губам.
[indent] Тут подоспевшие на выручку Риордану маги в четыре руки соорудили заклинание, оторвавшее пришельца от их предводителя и вскинувшее в воздух, словно он ничего не весил. Риордан отлепился от стены, потирая шею дрожащей рукой и с ненавистью глядя на обидчика. Давина помнила, что он напал первым. Но Риордан, такой спокойный, рассудительный, никогда не проявлял агрессии… наверняка между ними была история, неприятная и болезненная для мага.
[indent] — Вонючая храмовничья падаль, — процедил он презрительно, вскидывая руку на уровень глаз, чтобы соорудить одно из смертельных заклинаний, выворачивающих людей наизнанку. Буквально. Мясо вместо кожи и внутренности на стенах. Силовое поле вокруг пришельца не даст его внутренностям разлететься далеко. Поняв, к чему всё идет, Давина отмерла.
[indent] — Стойте!
[indent] Слишком тихо. Её не услышали. Риордан начал читать заклинание. Давина знала — чем больше слов, тем ужаснее эффект. Проскользнув боком между телохранителями, она вышла вперёд.
[indent] — Я приказываю! Остановитесь! — крикнула она уже увереннее, и Риордан сбился, поглядел на неё, словно впервые видел. Давина выдержала его испытующий взгляд, не дрогнув. Она не позволит убивать людей в своём замке без суда и следствия! Несколько мгновений Риордан колебался. Потом медленно, очень медленно опустил руку и почтительно поклонился, демонстрируя полное повиновение. Другие маги продолжали удерживать незнакомца в воздухе, в невидимой клетке из магической энергии, но им Давина ничего не приказала, сочтя предосторожность необходимой мерой. В конце концов, этот человек едва не убил придворного мага, и кто знает, какие у него планы на королеву. Приподняв подол тяжёлого платья, Давина подошла ближе. Лицо незнакомца заливала кровь из рассечённой брови. Он не шевелился.
[indent] — Кто ты такой и что делаешь в моём замке?
[indent] Вопрос получился что надо: и властной интонацией, и ультимативной формой. Но незнакомец не произнёс ни слова. Он даже не повернул голову в её сторону и ни разу не моргнул. Тут Давина сообразила, что маги полностью парализовали его тело. Глупо было не догадаться сразу. Её учили теории магии и заклинаниям. Она не умела их кастовать, но знала почти все. Щёки её начали гореть. Проколоться так по-идиотски, словно на экзамене, который не выучила! Риордан пришёл ей на помощь:
[indent] — Мой ученик использовал очень редкое заклинание, Ваше Величество. Этот… — он сдержал ругательство,  — ... господин не сможет ответить на Ваши вопросы по меньшей мере пять часов, пока заклинание действует. Снять его раньше возможно, но побочные эффекты для заклинателя…
[indent] — Понимаю, — кивнула Давина важно. Выбор между благополучием мага и допросом незнакомца естественным образом решился в пользу первого. — В таком случае, отведите… отнесите… транспортируйте его в темницу. Я запрещаю причинять ему вред. Пока что. Приставьте к нему надёжную охрану. Когда он придёт в себя, сообщите мне. Я желаю лично допросить его. И залечите его рану.
[indent] — Ваше Величество, он может быть опасен. Я наслышан о его, если можно так выразиться, «подвигах». Убийца, беспощадный садист…
[indent] Обычно доводы Риордана срабатывали, но он никогда не позволял себе перечить ей при всех. Как бы слабо Давина не разбиралась в принципах правления, она понимала, что нельзя ронять авторитет в глазах поданных и позволять оспаривать её решения прилюдно, вне стен зала для советов. Она нахмурилась и холодно процедила магам, продолжавшим удерживать незнакомца:
[indent] — Вы слышали меня.
[indent] Этот её приказ исполнили в точности.

+2


Вы здесь » Velmaren. Broken Crown » Страницы прошлого » Сто подлецов и двести трусов мой тревожат покой


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC