Добро пожаловать в Вельмарен! Годы мира, построенного на огне и крови, практически закончились и слишком много людей не желают его продлевать. В Подземных тропах зреет восстание и заговоры против вардрийцев и трех королевств. Маги, сполна испившие человеческой жестокости, готовы объявить открытую войну. Но все это не имеет значения: если пробудится древнее зло - уже не будет ни врагов, ни союзов...
Сенокосная пора (июль), 1200 год
Вверх Вниз

Velmaren. Broken Crown

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Velmaren. Broken Crown » Печать настоящего » Срываясь со всех орбит


Срываясь со всех орбит

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

В роляхReynir Blóðug и Arienne LaCroix

Время и место событийс 2 дня хайтида 1200 года
Свартурхаэд, Вардрисхейм


http://s8.uploads.ru/myaXN.gif


если с кем-то кричать о рае, то пускай это будешь ты


СюжетИх разделяли целые миры, но Он пришел за Ней тогда, когда больше всего был нужен. Возможно, их встреча это величайший дар Богов. А возможно, им было бы лучше никогда друг друга не знать. Но поздно... Уже не сдержаться. И не остановиться.

+1

2

Изо всех миллиардов истин не существенна ни одна,
Но любая из них способна обогреть этот чертов свет.
Мы надолго здесь не зависнем, и поэтому – пей до дна
Все, что правде твоей подобно, ибо правды на свете нет.
   И не важно, что завтра будет, но сегодня – не смей остыть,
Если с кем-то кричать о чуде, то пускай это будешь ты. ©


[indent] Вардрийцы по двое сидели на скамьях, расположенных по бортам с обеих сторон судна, и размеренно налегали на весла, из-за чего драккар словно летел вперед над водой, чтоб подняться вверх по реке и доставить их во владения Рейнира. Только редкая вардрийская речь, скрип снастей и плеск волн нарушали приятную окружающую тишину неукрощенной природы.
[indent] Теперь уже невозможно было представить, какое расстояние отделяло девушку от родного дома. Оно увеличивалось с каждой минутой, и казалось, словно прошла вечность с того времени, как она была в Ивелине. Она чувствовала себя совсем маленькой и невыносимо беззащитной – вокруг все было чужое. Больше всего страшила неизвестность, ведь Арьенн так и не осмелилась спросить ярла, как он намерен поступить с нею. И хоть после памятного разговора в хижине путешествие еще меньше походило на плен, - она скорее чувствовала себя гостьей, - воображение девушки порой рисовало пугающие картины неведомой страны. С самого раннего детства принцессе Элинейра пришлось учиться оттеснять и прятать свои эмоции и переживания, что у нее с легкостью получалось в том другом, родном для нее мире, но теперь все их изобилие неумолимо вырывалось наружу. Казалось, еще совсем немного и она просто сгорит в них без следа. Хотя внешне девушка была неизменно спокойна и даже приветлива, отчего-то стараясь скрыть эту обжигающую бурю даже от Рейнира. Нет, не так… Именно от него.
[indent] В то же время явно проступали другие чувства: любопытство, предвкушение и почти детская, радостная приподнятость, совсем неуместная в нынешней ситуации. Нельзя ведь наслаждаться тем, что тебя похитили и увезли против воли; тем, что привычная и предрешенная на годы вперед жизнь перевернулась с ног на голову из-за одного самоуверенного варвара! Тем не менее, это было так. Будучи в плену Арьенн чувствовала себя более свободной, чем когда бы то ни было до этого.
[indent] Снова и снова девушка наблюдала украдкой за тем, кто был виновником всех ее текущих бед и одновременно подарил целый неизведанный мир, который она мечтала увидеть, сколько себя помнила. Но разобраться в себе не получалось. И этому отнюдь не способствовал тот факт, что Арьенн было безумно приятно заботиться о Рейнире. Меняя повязку на заживающей ране, она все чаще ловила себя на том, что любуется сильным идеально сложенным телом и смотрит на вардрийца не совсем так, как должно лекарю. Он был словно живое воплощение древнего бога войны, чья отвага и подвиги описаны в старинных легендах, и ей нравилось смотреть на его лицо с резкими чертами; в его глаза, в глубинах которых таится что-то дикое, первородное; касаться его горячей кожи и чувствовать, как сильные мышцы напрягаются у нее под пальцами.
[indent] Еще было очень приятно слушать низкий мужской голос и отвечать что-то, все меньше тревожась, что она может показаться дерзкой. А еще… О, небо! Порою, этот невозможный мужчина улыбался. Вначале это повергло ее в полную растерянность. То была не усмешка, не оскал зверя, играющего с добычей… Просто улыбка, открытая и настоящая. Разве могла она продолжать воображать его бездушным чудовищем, желающим заставить ее страдать?
[indent] Очень легко было будить в себе злость и страх, покуда Рейнир отдавал свои резкие приказы, порою даже с насмешкой, но теперь… Раз за разом девушка вспоминала слова, сказанные в душной хижине странной старухи - благородства в этом суровом и жестоком на первый взгляд воине оказалось в сотни раз больше, чем во всех знакомых ей рыцарях юга. Обещаний, красивых и напрасных, в жизни Арьенн было так много, что они давно утратили какую-либо ценность, и именно нежелание Рейнира их давать, его простая, ничем не приукрашенная честность, привели к тому, что она смогла довериться и просто последовать за ним без оглядки. У нее было какое-то подспудное понимание, что за угрожающей возможностью осязаемой жестокости, крылось нежелание причинить настоящий вред. Подобная вещь могла нести огромную опасность, но побороть это чувство Арьенн было уже не под силу.
02/07/1200, вечер
[indent] Из задумчивости светловолосую вывели громкие голоса, оторвав тем самым от созерцания окружающих видов. Щеки Арьенн вспыхнули, к своему стыду, девушка разглядывала вовсе не горы, а бессовестно пялилась на литое тело и резко очерченный профиль Рейнира. Спохватившись, она резко отвернулась, пока вардриец не перехватил ее восторженный взгляд, и огляделась в попытке понять из-за чего на палубе поднялся шум.
[indent] Вдали, по левому борту, высились высокие горы, а ниже на их фоне виднелись очертания большой каменной крепости. Едва ли с такого расстояния можно было что-то хорошо разглядеть, но принцесса была уверена что это крепость, а значит случилось то, чего она уже давно ожидала и боялась. Их путешествие подходило к концу и скоро она ступит на земли ярла. По оживленным голосам было понятно, что мужчины рады возвращению домой, но что там ожидает ее?
[indent] Она помнила те немногие рассказы о нравах суровых северных земель, хотя все прошедшее путешествие в целом совсем не вязалось с этими жуткими историями. Только отрицать, что южан северяне не жаловали было по меньшей мере глупо, стало быть глупо с ее стороны надеяться на исключение. Краска вмиг сошла с лица Арьенн и оно стало таки бледным, что могло с легкостью соперничать с мраморной статуей.
[indent] Понимая, что больше не выдержит неведения, девушка подождала, когда ярл останется один, и, приняв воинственный вид, решительно направилась прямо к нему. С каждым шагом решительность таяла, но она сумела дойти до конца и остановилась рядом с Рейниром. Нерушимый, словно скала, мужчина сосредоточенно всматривался вперед, обеими руками опираясь о борт драккара, и, казалось, ничего вокруг не замечал.
[indent] - Мы почти прибыли, верно? - стараясь казаться невозмутимой, тихо спросила она, и, скользнув взглядом по лицу северянина, повязкам на шее, уставилась на стремительно приближавшуюся землю.
[indent] Куда только подевалась вся ее хваленая храбрость, с какой она взошла на борт этого корабля несколько дней назад? Или хотя бы те ее остатки, что согнали с места, надоумив подойти и заговорить с Рейниром? Она оторвала взгляд от очертаний берега и посмотрела на руки вардрийца. Поколебавшись лишь одно мгновение, Арьенн потянулась к одной из них. Холодные пальцы робко коснулись запястья, затем мягко сжали сильную руку.
[indent] - Мне страшно, Рейнир, - честно призналась Арьенн еще тише, глядя прямо перед собой. Прозвучало жалобно, вопреки ее желанию, и девушка постаралась заставить себя говорить увереннее.
[indent] Все же тепло руки Рейнира странным образом придавало сил высказаться. Она должна была это сделать, пока еще оставалось время; пока он, в большей степени, был просто вардрийским воином, а она девушкой, которая его лечила. Ведь как только они ступят на эту землю, ему вряд ли будет нужна ее забота - он окажется дома, а у нее может просто не быть возможности привычно быть с ним искренней и говорить вот так открыто. Он снова станет ярлом, а она пленницей. Но у нее оставалось доверие, и надежда, что все будет иначе, которую сейчас необьяснимо дарило одно только присутствие Рейнира рядом.
[indent] - Ничего ведь не изменилось. Я по-прежнему в твоей власти, как прежде - пленница, и... Не буду требовать иного. Только об одном прошу, - голос звучал ровно, но на том спокойствие принцессы заканчивалось. Она не сознавала, что дрожит и отчаянно цепляется за мужскую ладонь, когда все, что терзало ее разум последние дни нашло выход в словах, - Скажи, что ждет меня на твоей земле? Как встретят меня твои люди? И как... Как ты поступишь со мной? Я много думала об этом, и знаю, как относятся к пленникам и что с ними делают... Но не буду просить о жалости! - дерзкие, упрямые слова вырвались сами по себе, хотя принцесса была совсем в них не уверена.
[indent] Она содрогалась от одной мысли, что ее проведут по городу связанной или посадят в темницу, как оно обычно бывает, и не верила, что вардриец поступит с ней так жестоко. Правда, полностью развеять страхи, мучившие ее из-за неизвестности, мог только он сам. Комок подступил к горлу Арьенн, она тяжело выдохнула, но храбро посмотрела на Рейнира:
[indent] - Просто мне нужно знать. Неведение... Оно ужасней всего, понимаешь?

+1


Вы здесь » Velmaren. Broken Crown » Печать настоящего » Срываясь со всех орбит


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC