Добро пожаловать в Вельмарен! Годы мира, построенного на огне и крови, практически закончились и слишком много людей не желают его продлевать. В Подземных тропах зреет восстание и заговоры против вардрийцев и трех королевств. Маги, сполна испившие человеческой жестокости, готовы объявить открытую войну. Но все это не имеет значения: если пробудится древнее зло - уже не будет ни врагов, ни союзов...
Сенокосная пора (июль), 1200 год
Вверх Вниз

Velmaren. Broken Crown

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Velmaren. Broken Crown » Страницы прошлого » Как отражения


Как отражения

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

В роляхEthan, Elias

Время и место событий23 день Времени Жатвы 1994


http://sa.uploads.ru/FN9vC.png


СюжетКогда ты и твой брат-близнец похожи, как отражения в зеркале - немудрено возникнуть и такой ситуации, при которой один из вас будет по ошибке схвачен за проделки и преступления другого.
И вот что делать тогда?

+2

2

Ее звали Амелия. Прелестная белокурая Амелия, дочь преуспевающего купца Освальда Беннона. Очаровательная Амелия - с пухлыми, влажными губками, золотыми волосами, пышной, не по годам развитой грудью и такой улыбкой, что у Этана сердце останавливалось.
Еще буквально пару минут назад он имел счастливейшую возможность положить ладонь на ее не по годам развитое богатство, целовать пухлые влажные губки и наблюдать, как тонкие соломенные травинки набиваются в ее золотые локоны. За одно только это зрелище Этан считал себя восходящим на вершину счастья. Еще пару минут назад он слышал свое имя, которое она со смехом шептала ему на ухо, и валялся в обессиленном блаженстве в куче свежескошенного сена - и ни один шестнадцатилетний парень наверняка не был так счастлив, как он.
Еще пару минут назад...
Сейчас же Этан поспешно втягивал приставную лестницу сеновала наверх - так, словно от этого зависела его жизнь (а во многом так оно и было!), а красотка Амелия взволнованно заламывала свои тонкие запястья за его спиной, лихорадочно пыталась прикрыть грудь и то и дело пыталась воззвать то к его совести, то к миролюбию отцовских слуг, оравших внизу.
Лестница была только одна, но Этан знал - это ненадолго. Притащат и другую.
- Этан! - встревоженная Амелия выглядела так соблазнительно со своими растрепанными волосами и распахнутым корсажем, что, не будь это таким рискованным, никакая сила не оттащила бы его прочь. Но любовь к жизни побеждала плотскую любовь.
- Сучий сын! - немедленно отозвались снизу.
- Я вернусь... любимая, - Этан торопливо завязал пояс на брюках, лихорадочно огляделся. Вниз спускаться - определенно не вариант. Через крышу - кхм... Единственным разумным решением было маленькое оконце, на противоположной стороне сеновала, а единственной ведущей к нему тропой - потолочная балка, прямо над головами орущих слуг достопочтенного господина Беннона.
Что ж, должны же когда-то пригодиться годы в цирке.
Этан вскочил на балку, раскинул руки в стороны, балансируя, и не смог удержаться от того, чтобы, обернувшись, не послать Амелии воздушный поцелуй.
Даже слезы у нее были прелестные. Сил нет.
На то, чтобы перебежать по балке и достичь оконца, ловкому мальчишке потребовалось не больше семи секунд - считал по привычке. Никто из жаждущих его крови не успел даже разик выстрелить по юркой мишени из самострела, да и зарядить-то его, по чести сказать, тоже. Можно было бы поджечь сеновал к хренам - уж это он сделать бы всяко сумел, соломы-то хоть отбавляй! - но прелестница Амелия, все еще принцессой восседавшая наверху и не додумавшаяся спустить приставную лестницу, останавливала. Не хватало еще спалить свою прекрасную даму, которую он так долго (целых два дня!) добивался со всем нерастраченным юношеским пылом...
Оконце было узким, но протиснуться Этану хватило. Коротко оглядевшись, он сиганул вниз - в объятия мягкого сена, которое еще не успели затащить внутрь сеновала, - выкарабкался оттуда, не заботясь о том, чтобы отряхнуться от сухих травинок, и, под забористый мат купеческих слуг, задал стрекоча к маленькому, похожему больше на деревню, городишке, возле которого циркачи остановились на трехдневную передышку.

Отредактировано Ethan (2018-04-09 23:29:12)

+4

3

Порыбачить предложил Малыш Гарри всем еще с вечера, но поддержал его только Элиас. Этан сослался на неотложные дела, и смотался, едва стемнело, несмотря на забористый мат Папаши Жана, не очень-то довольного гулянками своего воспитанника не пойми где по ночам. Конечно, все поняли, что всему виной некая прекрасная зазноба, но большего от Этана все равно никто не добился, а зазноб он себе находил чуть ли не в каждом новом селе, рядом с которым фургон останавливался на ночлег. Папаша Жан предупреждал, что когда-нибудь такие выходки закончатся плохо, но пока что Этану все сходило с рук, и он продолжал похождения, игнорируя любые наказы старших и более умудренных жизнью циркачей.
Таким образом, на рыбалку Гарри с Элиасом отправились вдвоем – поднялись еще затемно и рассвет встречали уже на местной речушке, что протекала меж лесистых холмов недалеко от города. Элиас заядлым рыбаком никогда не был, так что во всем положился на Гарри – и насчет выбора места, и насчет наживки (Гарри всерьез рассуждал, какой червяк лучше, хотя для Элиаса они все были на одно лицо – буро-красные и противные, разве что один побольше, другой поменьше). И, в общем, доверял не зря: к завтраку новоявленные рыбаки были уже счастливыми обладателями трех карасей и десятка плотвичек, что вполне тянуло на хорошую уху, которую обещалась приготовить Кло.
В приподнятом настроении они отправились обратно к фургону, но, видимо, день для ухи был совсем неподходящим. На дороге ведущей к городку толпился народ – пятеро всадников, с виду зажиточных, верхом на рысаках и трое мужиков победнее с вилами. Все что-то бурно обсуждали, но стоило увидеть вывернувших из леса рыбаков с ведром и удочками, как замерли, а затем с воплями «Да вот же он, паразит!» повернули им навстречу. Вилы и агрессивные морды местных селян ни Элиаса, ни Гарри не обрадовали – они сразу смекнули, что дело дрянь, хоть и не поняли, что именно произошло. А если все плохо, то выход один – сматываться! Если задержаться, чтобы разбираться, что они успели натворить, сами того не зная, то и по шее можно схлопотать раньше всяких объяснений.
- Стой, гад! – неслось позади. – Мать твою чрез три колоды…
Но рыбаки про мать не дослушали - уже свернули обратно в лес и помчались через кочки и коряги, чтобы уйти от погони.
- Брось ведро! – шикнул на бегу на Гарри Элиас.
Но здоровяк лишь крепче прижал его к груди двумя руками, словно родное дитя:
- Ни за что! Зря что ли ловили?
- А вдруг здесь нельзя ловить? Жалко им эту рыбу! – с двумя удочками Элиасу тоже бежать было не очень-то удобно. – Иначе что они так взбесились-то? Брось, говорю!
Но Крошка был непоколебим. Он бы за свою плотву и в бой полез, если бы всадники не были вооружены – в рукопашной схватке Гарри равных не было. Но, увы, рукопашная - это одно, а мечи, самострелы и вилы – совсем другое.
- Спрячься тогда, - добежав до оврага, крикнул Элиас и кинул удочки на дно в кучу веток и старой листвы. – Я их уведу подальше.
Гарри понял его план – съехал на заднице по склону и укрылся под нависавшими по бокам оврага корнями и разросшимся папоротником. Элиас же помчался дальше, уводя погоню за собой. Петлять меж деревьев без мешающих удочек ему было несложно. Главное, чтобы всадники не надумали стрелять, а они не стреляли – матерились, посылали проклятия, но за самострелы не хватались, видимо, надеясь поймать беглеца живым. Зачем вот только?
Этого узнать так и не удалось: отстала погоня довольно быстро – по лесу гоняться верховым было не с руки. Элиас осмотрелся, никакой опасности не заметил и повернул к городу уже во второй раз, надеясь, что Гарри не ждет его в овраге, а тоже топает к фургону. Его немного волновало, что они успели нарушить какие-то местные законы, сами того не зная, но больше веселило, как ловко провели всадников.
На большую дорогу Элиас больше не выходил – шел лесом. И до города уже оставалось совсем нечего, когда из-за дерева неожиданно вышел человек и направил на него самострел.
- Стой, заяц, и не дергайся, - заявил мужчина – темноволосый, бородатый, средних лет. – Дернешься, мать твою, яйца отстрелю. Все равно больше не понадобятся.
- Эй-эй, погоди! – Элиас попятился. – Как не понадобятся? – он обернулся на шорох и, чертыхнувшись, отметил, что путь к отступлению ему перекрыли – позади были еще люди. Видимо, его преследователи додумались спешиться и устроить засаду. Но откуда им было знать, что он снова вернется к городу?
- Руки подними, - посоветовал бородач.
- Может хоть объясните, в чем дело? – Элиас поднял. А что ему еще оставалось? – Неужели, и правда, рыбы жалко? Ну, давайте, мы заплатим!
- Зубы мне не заговаривай! – рыкнул бородач и приказал своим. – Давай, вяжите его и возвращаемся.

Отредактировано Elias (2018-04-14 22:58:28)

+2

4

Почти до вечера Этан околачивался по окраинам поселеньица, прекрасно зная, что успокоятся люди Беннона, разгневанного "оскорблением чести" дочери, еще нескоро, а значит, и шнырять по округе будут с удвоенным усердием.
Ох, Амелия... При одной мысли о ее золотых волосах в полумраке сарая, при одном воспоминании о мягкости ее груди под рукой где-то на сердце (и не только там!) сразу становилось горячо и сладко - так, что вся авантюра становилась не безрассудной юношеской выходкой, а увлекательным приключением, о котором он будет помнить всю жизнь...
Ну, пару дней точно.
Окрыленный этим чувством, Этан возвращался к фургону артистов, когда солнце уже начинало плавить небо закатом, и его отсутствие уже наверняка бросилось бы в глаза. Насвистывая под нос мелодию, он с удовольствием топал по пыльной обочине, и немало удивился, когда встречать его высыпала половина труппы — то есть, Малыш Гарри и Папаша собственными персонами.
- Ты где был, мерзавец?! - накинулся на него паяц, клещом уцепившись за плечи воспитанника, уже на полголовы переросшего его самого.
«Мерзавец» слегка ошалел от такого напора.
- Гулял...
- Где гулял?! - не отставал наставник. Если бы он потряс Этана еще чуть сильнее, то наверняка вытряс бы из него половину проглоченного во время прогулки эля.
- Да там... - неопределенно обвел рукой пространство Моро, мечтая, чтобы Жан отвязался. - Что случилось-то?
- Тихо, Жан, - Гарри положил ладонь на плечо Этана, заставив мальчишку почти присесть. - Лиса не видел?
- Лиса? Нет.
- Мать твою... - Гарри помрачнел, будто худшие его опасения подтвердились. - Значит, поймали его.
- Кто поймал? - если это была шутка, то достаточно дурная.
- Местные. Мы с ним рыбу ловили, только назад собрались, как целая толпа — конные, пешие с вилами, злющие, как осы.
- Благородные что ли? - у Этана закрались нехорошие подозрения.
- Угу, и они. И как нас завидели — сразу за Лисом погнались, будто насолил он им чем... Но не рыбой же!
- Не рыбой, - Этан отвел глаза. Если брата сцапали злющие люди, то понятно, кого они могли искать на самом деле. И за что. Амелия, шлюшка ты ж драная!
- Та-ак, - протянул Папаша, отлично знавший этот виноватый, бегающий взгляд своего подопечного. Крепко ухватил Этана за подбородок, заставил смотреть на себя. - Ну-ка выкладывай.

***
- Ах ты ж сукин сын, блядун гребанный, дармоед проклятый! Ты хоть башкой своей иногда думаешь, или хреном одним?! Да если я еще раз...
Этан пригнулся, и метко брошенный Папашей сапог пронесся над его головой.
- Я исправлю все! - крикнул в ответ Моро, предусмотрительно отбегая на безопасное расстояние, пока рассвирепевший Жан не взялся за цирковые ножи вместо сапог.
- Что ты исправишь, дурень?! Куда пошел?! А ну вернись сейчас же! Стой..!
Стоять Этан, разумеется, не стал — развернулся и стремглав помчался в темнеющий в сумерках лесочек. Пока Папаша остынет...
Впрочем, не Папаша был сейчас главной проблемой, далеко не он. А вот то, что Лиса сцапали вместо него (и вполне могут оскопить со злости, а то и еще прибить ненароком!) - это проблема. Лис, конечно, шустрый, мог и выпутаться, но если разозленные защитники Амелиной чести не явились к фургону — значит, уверены, что поймали того, кого искали.
А это дрянь. Лиса надо вызволять, и как можно скорее — на ночь глядя его, наверное, не тронут, но с утра алчущий справедливости Беннон его точно вздернет. Да и брат при всей своей образованности такой наивный! Будет стоять, благородно хлопать глазами и ничего не понимать, пока ему по ребрам не двинут...
При мысли об этом Этан виновато скрипнул зубами и припустил побыстрее. План если и думать — то на ходу и одному. А то разозленный Папаша прибьет, да и Ливи тоже, если прознает.
Он не признавался самому себе, что всерьез испугался за брата.

Отредактировано Ethan (2018-04-15 13:38:22)

+1

5

Договориться не получилось: как ни пытался Элиас объяснить, что не понимает, что он натворил и какой местный закон нарушил, никто его слушать не собирался. Руки ему связали за спиной и заставили идти не пойми куда, в случае попыток побега пообещав поддать вилами под зад, а так как нападавших было больше в разы, то Элиас решил благоразумно подчиниться, тем более что выбора у него особо и не было.
Пунктом назначения оказалось небольшое поместье, расположенное почти на окраине городка, рядом с которым остановился фургон Папаши Жана. Двухэтажный добротный дом и несколько хозяйственных построек окружал массивный каменный забор, а не какой-нибудь плетень, явно подчеркивая, что люди тут живут не бедные, а, значит, у них есть что красть. Последнее Элиас отметил уже машинально и чисто для себя, хоть воровать в данном своем положении ему сейчас было бы весьма затруднительно.
Отряд въехал в ворота, куры, до этого важно гулявшие по середине двора, бросились в рассыпную, залаяли собаки, а на крыльцо дома тут же вышел пожилой, уже знатно полысевший мужчина. Судя по дорогой одежде и слугам, вертящимся рядом, он хозяином поместья и был.
- Поймали, господин Беннон, - крикнул ему бородач, спрыгивая с лошади. – Погонял нас по лесу, зараза, но от нас не сбежишь!
Он подошел к Элиасу, ухватил его за плечо и поволок к крыльцу.
Зато теперь хотя бы становилось понятно, куда приехали. Фамилию Беннона циркачи услышали, когда еще первый раз наведались в город – все местные только и трындели о богатом торговце, сколотившем немалое состояние и теперь мечтавшем заполучить себе как-нибудь и титул. А еще удачно выдать замуж дочерей в количестве трех штук – сына Родерику Беннону боги так и не послали.
Впрочем, стоило вспомнить про дочерей, как одна из них, словно услышав, тоже вынырнула на крыльцо. Молоденькая, белокурая и зареваная – хорошенькое личико раскраснелось, и девица то и дело вытирала платочком катящиеся по щекам слезы.
Беннон глянул на дочь и тут же ринулся по ступенькам вниз.
- Шавка ты паршивая, - его кулак описал дугу и с силой ударил Элиаса по скуле. От неожиданности мальчишка даже увернуться не успел и, возможно, слетел бы с ног, если бы не подхвативший его бородач. – Ни совести у тебя, ни мозгов, блядун мелкий! – взревел Родерик и протянул руку к одному из своих слуг. – Подай кнут, сейчас из этого ублюдка всю дурь выбью. 
- Аа-а, папочка, не надо, - бросилась к Беннону с крыльца белокурая девица и повисла на его вытянутой руке.
- Пошла вон, шлюха, - рявкнул тот, отталкивая ее.
Девчонка взвыла еще громче и, закрыв лицо ладонями, села на ступеньки крыльца.
- Да что я сделал-то? – не выдержал Элиас, когда заметил, что кнут Беннону все же передали, и все это представление грозило закончиться очень и очень плачевно.
- Он еще спрашивает! – тут же наиграно всплеснул руками Родерик. – А дочь мою кто на сеновал заволок?
- Я даже не видел вашу дочь! – возмутился в ответ оторопевший Элиас, чувствуя, как промеж лопаток начинают скатываться капельки холодного пота. – Какие сеновалы?
- Ой, так и не видел? – губы Беннона исказила ехидная ухмылка.
- Нет.
- А даром, что тебя вся прислуга видела, когда через огороды сматывался?
- Не был я с вашей дочерью! Врут все. Я все утро рыбу ловил с Гарри. Да хоть его спросите!
- Вот еще твоих подельников спрашивать! Амелия! Это же он?
Девица перестала рыдать, убрала руки от лица, глянула в сторону своего недавнего любовника и закивала:
- Он…
- А говорит, что не знает тебя.
- Первый раз вижу, – подтвердил Элиас.
Амелия завыла еще громче и уткнулась лицом в колени.
Элиас знал одно – все здесь сошли с ума, а может и он сам заодно, так как никакой Амелии он в глаза до этого момента не видел. В голове шевельнулись нехорошие подозрения, что Этан где-то всю ночь пропадал, но упомянуть его сейчас - это значит, и на его голову навлечь кару от разбушевавшегося торгаша. Так что идея была не очень, а другие в голову не шли.
- Отром, а ну-ка отойди в сторону, а то и тебе попадет, - рычал Беннон, взмахивая кнутом, и бородач, выпустив локоть мальчишки тут же убрался подальше, как и остальная прислуга, не хотевшая схлопотать ненароком по своей шкуре от разъяренного хозяина.
Пространство вокруг Элиаса быстро опустело, оставив его наедине с пышущим гневом Родериком. Руки оставались связанными, и что-то подсказывало, что сколько не пытайся он уклониться от удара, Беннон все равно достанет, и повезет, если не забьет насмерть.

Отредактировано Elias (2018-04-22 12:14:54)

+2


Вы здесь » Velmaren. Broken Crown » Страницы прошлого » Как отражения


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC