Добро пожаловать в Вельмарен! Годы мира, построенного на огне и крови, практически закончились и слишком много людей не желают его продлевать. В Подземных тропах зреет восстание и заговоры против вардрийцев и трех королевств. Маги, сполна испившие человеческой жестокости, готовы объявить открытую войну. Но все это не имеет значения: если пробудится древнее зло - уже не будет ни врагов, ни союзов...
Сенокосная пора (июль), 1200 год
Вверх Вниз

Velmaren. Broken Crown

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Velmaren. Broken Crown » Печать настоящего » 1х01 Вопросы государства


1х01 Вопросы государства

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1х01 ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА
-- --- --
And some things that should not have been forgotten were lost

02/07/1200
резиденция Кровавое побережье, Огненные берега, Рованчестер

Sebastian I LaCroix, Dalia Lantier,
Igraine Howard,
Duncan Crowl (Ragnhild)


[indent] В ходе переговоров между Элинейром и Рованчестером монархи, казалось, сумели прийти к удовлетворяющему обе стороны соглашению, скрепив союз помолвкой своих детей. Король Себастьян вместе с супругой любезно приняли предложение королевы-регента, а после и одного из великих домов, погостить в королевстве дольше под предлогом лучше узнать страну, которая в будущем станет домом для их дочери, принцессы Серены.
[indent] У лорда Огненных берегов есть свои планы на визит монаршей четы ещё с памятного пира в столице: политика Виолетты Лоран подрывает их влияние, а её союз с Элинейром грозит не только невозможностью заполучить больше власти в стране, но и несёт опасность свержения целого правящего дома. Ввиду этого Кроулы решают взять инициативу в свои руки, дабы привлечь могущественного союзника на свою сторону и, как выясняется вскоре, не все монархи, участвовавшие в переговорах, довольны их исходом, а лорд Кроул не единственный, кто питает недоверие к королеве-регенту.


● Время ожидания поста - 4-ро суток, после которых очередь переходит к следующему игроку. Тот, кто не успел написать пост вовремя не должен ждать круг, чтобы сделать это - он может написать его вне своей очереди.
● Мастер эпизода: Ragnhild. Мастер будет уведомлять в ЛС о вашей очереди писать пост каждый круг.

+2

2

Нельзя долго злоупотреблять терпением таких благородных хозяев, как лорд Кроул, а потому король Себастьян с удовольствием согласился сегодня отправиться с ним и его прекрасной женой на конную прогулку. И этот день уже точно не может пройти без присутствия милой жены короля, которая вчера обрадовала такими важными новостями – через несколько месяцев их семья должна будет пополниться новым принцем или принцессой, чему Его Величество был несказанно рад. Ко всему прочему, он чувствовал себя немного виноватым перед королевой в том, что их чувства и любовь дали слабину, но такого больше не повториться. Всё должно вернуться на круги своя, как было до рождения Серены. Он знал, что Далия не в восторге от заключения подобного соглашения с Рованчестером, как и любая мать, которая обожает своего ребенка, первенца, ко всему прочему, она не хотела расставаться с девочкой, даже через несколько лет. Но Себастьян, позднее, обязательно убедит жену в необходимости этого союза. Ко всему прочему, его можно будет всегда разорвать, с желанием развязать пару тройку войн у Себастьяна никогда не было проблем, но больше всего ему хотелось, чтобы сейчас Далия об этом не думала.
Эта юная девушка была прекрасна в свете восходящего солнца, чьи лучи бережно ложились на её бледную кожу, светлые волосы, и половинки груди, что не были прикрыты бархатным платьем, расписанным в цветах королевской семьи. Оправив рукава рубашки, Себастьян подошел к любимой, руки которой были заняты вышиванием и заулыбался, когда та чуть уколола иголкой свой нежный пальчик и капелька крови упала на подол ее платья.
- Вы позволите? – Он подходит к девушке, бережно берет ее за палец, и целует в сосредоточение этой нежности, которую посмела проколоть сталь. – Вы снова сделали меня самым счастливым мужчиной в королевстве, и я не могу позволить какой-то иголке заставить Вас страдать. – Он целует ее ладонь, и опускается на колени перед своей королевой. – Я хочу извиниться перед тобой. – Пожалуй, ему действительно было стыдно за своё поведение перед Далией, он обещал любить ее вечно, отдать своё сердце, но взамен начал сомневаться не только в её любви, но и верности. – Слишком большое было ожидание и… я был разочарован. – Разумеется, он надеялся на появление сына, желал, молился богам, но когда придворный лекарь сообщил, что королева разродилась здоровой дочерью, несколько часов пребывал в ступоре, и даже не мог выйти к гостям на праздник. – Но в этот раз, обещаю, кого бы не послали нам боги, я сохраню нашу любовь, и терпеливо буду ждать, когда ты оправишься и разродишься сыном. Ты не представляешь, как я буду счастлив. Обещаю, что с этого дня Серена также будет получать столько любви, сколько заслуживает истинная принцесса Элинейра. Далия. – Король поднимается и садится рядом с ней. – Только скажи, и этот договор будет расторгнут. Мне куда важнее твоё спокойствие, нежели желание Виолетты усилить свои позиции на троне. – Принцессе обязательно подыщут другого принца, да хотя бы взять любого сына герцога в самом Элинейре, но ведь Далия тоже прекрасно понимает, что такое выгодный для королевства союз. – Лорд Кроул и его супруга пригласили нас на конную прогулку. Если ты себя хорошо чувствуешь, то я буду рад видеть тебя на этой прогулке. Впрочем, сегодня ночью ты не чувствовала себя уставшей. – Добрая и искренняя улыбка сменяется наглой ухмылкой, и Себастиан нежно целует свою возлюбленную супругу в губы. – Буду ждать тебя во дворе.
Пригласив двух пажей, которые должны помочь королю переодеться, Себастьян спускается во двор, где его уже ждет лорд Кроул и леди Говард. Когда те друг друга поприветствовали, мужчина сообщил, что им необходимо дождаться прихода королевы.
- Должен поблагодарить Вас, лорд Кроул, за столь радушное гостеприимство. Должен признать, что после суеты королевского двора, немного тишины и покоя не помешает.

+6

3

«Глупая иголка». Далия коротко пискнула, когда в который раз за сегодняшнее утро тонкий острый кончик неосторожно впился в ее палец, заставив болезненно вздрогнуть. Впрочем, если ей и стоило кого-то винить, то только себя и свою несосредоточенность. С другой стороны, разве она была виновата в том, что ее голова витала где-то в облаках, не полностью контролируя то, что делали руки.
Все благородные леди говорили о том, что именно вышивание является наилучшим способом, чтобы успокоить разум, освободить его от ненужных мыслей. И в целом Лантье была согласна с подобным утверждением, ведь сама не раз в прошлом прибегала к подобному совету сама. Но сейчас он был решительно бесполезен. Хотя кто бы стал винить юную королеву: только вчера она сообщила своему супругу о собственной беременности – и все еще с тягучим, словно сладкая патока, удовольствием наслаждалась его реакцией.
Блондинка уже успела позабыть, когда в последний раз видела в глазах мужа столько радости, а сам он вел себя так, будто не был уже довольно взрослым правителем крупного королевства. В этом улыбающемся мужчине с трудом можно было признать воина, который сносил головы во время войны и не только. Глава дома Лакруа, который твердой рукой правил своим окружением, кружил ее на руках и целовал так, что можно было лишиться дыхания.
Это все казалось настоящей сказкой.
Иголка опять коснулась подушечки пальца, в этот раз достаточно глубокого, чтобы на ней выступила маленькая капелька крови, алый цвет которой на удивление весьма успешно  гармонировал с цветом ее платья. Отвлекшись на это, девушка не сразу осознала, что супруг, до этого находившейся где-то за ее спиной и занятый собственными делами, теперь нависает над ней.
Все его действия вызывают неконтролируемую улыбку, которая словно нежнейшая роза расцветает на губах светловолосой красавицы.
- Себастьян, - она непроизвольно пытается остановить мужчину, когда его речь вдруг заходит об извинениях. Далия не часто называет мужа по имени, только в моменты наибольшего душевного волнения, полной эмоциональной открытости – и обязательно лишь наедине, когда вокруг нет толпы вездесущих слуг или приставучих придворных, которые готовы даже в рот заглянуть. Не то чтобы обращение по имени вызвало бы бурю недовольства ввиду нарушения какого-либо из множества правил этикета: все-таки они были семьей, а еще и монаршей четой, устанавливать правила для которой позволили бы себе разве что самые настоящие глупцы. Просто для Далии короткое «Себастьян» было сродни интимному акту: чему-то сокровенному и не для лишних глаз. Хотя ее маленькая попытка все же не увенчалась успехом. Лакруа явно хотел выговориться.
«Разочарован…» - она мысленно повторяет за ним, сама невольно погружаясь в воспоминания прошлого. Роды дались ей нелегко. Боль, которую она тогда испытывала, не могла сравниться с любой до этого. И не смотря на то, что она кричала и рыдала одновременно, королева готова была пережить это снова, потому что ее лучезарная малышка Серена того стоила.
Единственное, что омрачило тот день, - это Себастьян. Когда Лантье, уставшая, ждала короля, тот не пришел. Лишь несколько часов спустя он все же вошел в их спальню. Со щек блондинки уже успела сойти болезненная бледность, лоб не был усеян бисеринками пота, и ее саму уже успели переодеть в чистое ночное платье и привести в порядок, а в колыбели мирно сопела ее новорожденная дочка.
Но девушка сразу поняла, что с супругом что-то не так. И дело даже не в том, что он пришел так поздно: в который раз отец мог просто праздновать сей факт. Нет, она увидела все в его глазах, услышала в голосе, прочувствовала в каждом движении. Уж слишком буднично, практически безжизненно поинтересовался он ее самочувствие, посмотрел на дочь, а потом покинул покои, на прощанье поцеловав жену в лоб и сказав о своей любви. Вот только последней она во всем этом не почувствовала. А больнее всего было то, что светловолосая и сама толком не понимала, почему муж отвернулся от нее. Догадывалась, но не понимала. Потому что для нее самой долгожданный ребенок был неимоверно важен и ценен. И было абсолютно неважно, какого он пола. И в будущем никогда не будет.
- Пожалуйста, не надо. – Далия не хотела слушать. Глубоко внутри она боялась, что слова, которые сейчас так горячо высказывал ее супруг, через какое-то время превратятся в ложь, потому что у нее опять может родиться девочка. А Себастьян очень хотел сына – пусть даже очередная принцесса и будет любима всеми, мужчина будет ожидать от нее наследника, когда она «оправиться».
- Король мой, - она берет его ладонь в свои хрупкие ручки, бережно сжимая, - я понимаю, что этот союз продиктован многими причинами. «Политическими», - Лантье сознательно не говорит это вслух, но король итак прекрасно об этом знает. – Но она всего лишь малышка. Зачем же так рано решать ее судьбу? Не поступаем ли мы слишком опрометчиво, не разрушим ли ее жизнь задолго до того, как она станет по-настоящему сознательной?
Да, Далия, как и каждая девушка, которую причисляют к числу аристократов, а в ее случае, еще и к числу верхушки знати, прекрасно знала, что в ее круге такое понятие как «брак по любви» - это не просто редкое явление, скорее уж исключительное. Возможно, светловолосая вообще бы могла посчитать его мифом, если бы подобная история не произошла с ней самой – ведь она словно глупый ребенок отдала своей сердце Себастьяну еще задолго до того, как тот стал относиться к ней серьезно, а не как к весьма милому развлечению, и уж те более до того, как он предложил ей руку, сердце и Элинейр в придачу.
Ее щеки все еще пылают, когда супруг покидает комнату. Ей есть что-то сказать ему на его нескромный комментарий, но приглашенные пажи, помогающие королю переодеться, не слишком располагают к столь интимной беседе. А затем их уже сменяют ее собственные личный служанки, которые легко справляются с тем, чтобы сменить ее платье на более прогулочное и удобное, не стесняющее движение и без слишком утягивающего корсета. Лантье понимает, что ей, похоже, и вовсе придется отказаться от них. Дань моде не идет ни в какое сравнение с безопасностью за жизнь и здоровье растущего в ее чреве ребенка.
Когда она выходит во двор, то сразу же видит своего мужа, о чем-то беседующего с четой гостеприимных хозяев. Кажется, они даже неплохо увлечены этой беседой, потому и блондинка, словно заинтересованная кошка, спешит к ним.
- Доброе утро. Прошу прощения за мою задержку, надеюсь, я не заставила вас ждать себя слишком долго.

+5

4

[indent] Ожидая появления монаршей четы бок обок с Дунканом, Игрейн лениво отвечала на вопросы своего сиятельного супруга, щурясь и подставляя лицо под ласковые солнечные лучи. Хотелось насладиться этими столь редкими минутами покоя и безмятежности, перед тем как вновь нырнуть с головой в запутанную сеть интриг, лжи и красивого притворства.
[indent] Идея пригласить знать Элинейра в Огненные берега определённо была стоящей, но они ни капельки не продвинулись в том, ради чего всё это затевалось. Поговорить с королём и королевой наедине на деле оказалось невероятно трудно: повсюду вокруг них сновали слуги, знать, советники, не дающие ни минуты, где подобные разговоры будут уместны. Рейн ничем не показала своего недовольства, но подобная назойливость королевского окружения начала очень сильно утомлять - вплоть до того, что магия зудела на кончиках пальцев, а от заклинания каким-то чудом удерживала лишь собственная сила воли и твёрдый взгляд лорда Кроула.
[indent] Короткое мгновение спокойствия не выдержало натиска приятного, но чужого мужского голоса. Игрейн открыла глаза и увидела приближающегося к ним Себастьяна Лакруа, тут же вспоминая, что они никогда не будут чувствовать себя в безопасности. Но она улыбается, невзирая на тревогу, приветствует радушно, под стать мужу, с энтузиазмом выражая радость от оказанной им чести. И снова не знает - лжёт или говорит искренне. Впрочем, в любой лжи есть своя правда.
[indent] - Должен признать, что после суеты королевского двора, немного тишины и покоя не помешает.
[indent] - Мы искренне рады вашему визиту, Ваше Величество, - с присущим ей достоинством заговорила Игрейн следом за Дунканом, а затем добродушно улыбнулась, - Надеюсь, сегодняшняя прогулка будет в радость и вам и вашей супруге, ведь даже в Огненные берега ваш двор неизменно последовал за своим королём.
[indent] - Доброе утро. Прошу прощения за мою задержку, надеюсь, я не заставила вас ждать себя слишком долго.
[indent] - Что вы, Ваше Величество, ни в коем разе, - женщина тепло улыбнулась спешащей к ним молодой королеве, сделала несколько шагов к ней на встречу, а затем, спохватившись, присела в реверансе.
[indent] Каким бы ни было отношение Игрейн к Себастьяну, за всё его сомнительное "благо" для магов, юная королева ей и правда нравилась; оставалось лишь диву даваться, за что именно Лакруа такое поразительное везение. Поднявшись и поравнявшись с девушкой, Рейн мягко взяла её за руки и прошептала почти заговорщицки:
[indent] - Королевы всегда приходят вовремя. Прошу вас... - жестом она пригласила леди Лантье к лошадям, которых конюхи как раз привели во всей упряжи и готовыми к прогулке.
[indent] Разговор был непринуждённым и лёгким, король с юга оказался весьма интересным собеседником, этого леди Кроул не могла не признать, а королева словно окутывала всё почти незримым тёплым светом и добротой. Четыре всадника неспешно ехали бок обок, и Игрейн рассказывала о самых интересных местах и строениях, что они проезжали. Мужчины говорили об охоте, о дичи и о породах собак. С каждым последующим словом обоих монархов казалось, что поднимался какой-то занавес, открывающий совсем иную их сторону. Они оба любили свою землю и свой народ, были привязаны к ним, и по-настоящему стремились к тому, чтоб их королевство процветало, пусть и методы в некоторых вопросах у Лакруа были несколько своеобразными. Она могла сколь угодно быть с этими методами не согласна, но не могла не уважать упорство, решимость и твердость духа.
[indent] Если он узнает, что ты ведьма, будешь думать также? - ехидно поинтересовался внутренний голос, остро напоминая о том, что Лакруа вовсе не добро, и не свет - они огонь и пепелище там, где раньше были родители; они мертвые глаза и кровь на пальцах вместо смеющегося сына, - Интересно, он бы сам решил тебя четвертовать прямо на месте, невзирая на тёплый прием, или позвал бы своих верных храмовников?
[indent] Ни один мускул не дрогнул на лице Игрейн Говард, когда воспоминания нахлынули на неё болезненными яркими вспышками, но то, что поначалу было приятным времяпровождением, резко перестало таковым быть и начало раздражать. Они собрались здесь из-за королевы-регента, которая угрожала семье Кроул своим договором с королём иностранцем и вечными заговорами, а не ради удовольствия. Они слишком далеко зашли, и Игрейн было прекрасно известно, как обстоят дела: когда оказываешься рядом с троном, нельзя просто так всё бросить и уйти от него в сторону. Поздно. Даже если Дункан каким-то чудом пошел бы на попятную, перестав поднимать восстание против недалёкой элинейрской подстилки, чего, конечно же, не произойдёт, Виолетта уничтожила бы их всех. А посему плевать на породы гончих и рованчестерские розы, как и на все человеческие качества Себастьяна Лакруа. И да, чёрт возьми, он ей задолжал как минимум одну услугу, учитывая, что стало, благодаря их проклятому роду, со всеми кого она любила в прошлом.
[indent] - Я всё вспоминаю тот пир в Золотых садах, когда вы только прибыли к нам, Ваше Величество, - не в правилах Игрейн было подступать к сути дела окольными путями, но в этот раз ведьма решила начать осторожно и издалека, прощупывая почву; вопреки то грустному, то испуганному тону, она внимательно следила за лицами монархов Элинейра, зная, что зачастую лица говорят куда больше правды.
[indent] - Так жаль бедняжку... Ума не приложу, как подобное зверство вообще возможно в королевском замке, и меня это так напугало... Даже не знаю, что и думать. Ваше Величество, как вы находите то ужасное происшествие?

Отредактировано Igraine Howard (2018-04-03 22:29:26)

+3

5

Король Элинейра на "кровавых землях". Это явление Дункан воспринимал весьма неоднозначно: с одной стороны, прибытие Себастьяна на земли Кроулов можно было расценивать как хороший знак и, возможно, свидетельство правильного выбора Его Величества, но с другой стороны это походило на нехорошее предзнаменование. Союзники Дункана в деле, о котором нельзя было даже говорить вслух, давно согласились с тем, что если вовремя не остановить особу на троне, "кровавыми" будут называть не только месторождения красной глины, но и все земли Рованчестера.
Лорд любил охотиться - в последние годы он охотился даже не ради добычи, а ради самого процесса и если раньше в качестве затравки использовали овцу или оленей, то теперь псы требовали уже другого мяса... того, что находилось в подземельях. Но сегодня Дункан неожиданно для себя находился в крайне встревоженном состоянии: его никак не покидала мысль, что визит правителя по сути вражеского королевства - не что иное как начало конца. Не помогла даже юная служанка, которая сначала причитала о своей невинности и каком-то женихе из деревни, но в итоге все же оказалась в постели лорда - еще бы, альтернатива оказаться запертой в одной клетке с пернатым чудищем из подземелья заставит раздвинуть ноги даже статую. Что же до подземелья, то на рассвете Дункан успел побывать и там - правда, на этот раз лорд ничего не делал, потому что псы и без него постарались на славу, содрав кожу с лица одного из пленных. Дункану даже показалось, что собачья еда родом из дикарских земель пыталась что-то говорить, однако булькающие звуки и изрыгаемые на каменный пол сгустки крови делали эти животные звуки совсем неразборчивыми. Обычно в таких ситуациях лорд заливал в глотки пленным кипящее масло или прижигал рот раскаленным железом, однако из-за грядущего визита человека, который вот-вот может напасть на Рованчестер, Дункан растерял весь запал и потому милосердно прекратил страдания пленного, перерезав ему горло.
Дункан давно не был в собственной библиотеке - почти в каждой книге говорилось о том, как появился Рованчестер и как предки великих домов до последнего боролись за свои земли. Мысль напрашивалась сама собой - и это привело к тому, что на троне оказалась шлюха, которая упорно старается все развалить. Книги также напоминали ему и о младшем братце, благополучно съеденном верными псами Дункана. Вероятно, после этого момента этих животных больше не интересовала баранина. Однако сегодня лорд позаботился о том, чтобы на охоту отправились другие псы - те, кому еще не довелось побывать в подземельях и отведать вардрийского мяса. Дункан понимал, что из-за этого грядущая охота растеряет свою прелесть, но меньше всего ему хотелось, чтобы Его Вражеское Величество заподозрил неладное. Лорда также печалило и отсутствие приличной затравки - ни одна овечка не сравнится с пленным вардрийцем, которому обещают свободу, если тот сумеет убежать от псов. Разумеется, этого не удавалось ни одному из них, ведь как бы не хотелось почитателям ассов жить, пробежки босиком по снегу явно не шли в сравнение с голодными быстроногими псами. Пожалуй, рассказывать эти истории Себастьяну Дункан все же не будет.
Иногда время летит действительно быстро. Казалось, только что лорд думал о том, стоит ли ему выпить или выкурить опиумную трубку, но в итоге решил, что ни того, ни другого делать не стоит, ведь перед королевской четой нужно было предстать в лучшем виде. Но теперь, когда королевская чета соизволила появиться, Дункан ощущал, как его взволнованность успела перейти в гнев - Себастьян со своей королевой опоздал, а сам лорд не привык к такой безответственности, тем более в свой адрес. Наверное, все же стоило выпить. Впрочем, Игрейн всегда умела найти нужные слова, что позволяло Дункану выиграть немного времени, чтобы взять себя в руки. Даже поцеловав руку Ее Величества, лорд хоть и думал, что также легко перережет ей горло, стоит королевской чете начать представлять опасность для Рованчестера, однако эти мысли Дункан воспринимал скорее как данность.
— Должен поблагодарить Вас, лорд Кроул, за столь радушное гостеприимство. - Контраст фразы короля с мыслями Дункана даже заставил последнего слегка улыбнуться. - Должен признать, что после суеты королевского двора, немного тишины и покоя не помешает.
- Действительно. - Понимающе покачав головой, ответил лорд. - Но не переживайте - на моих землях никогда не забывают о безопасности даже при количественном различии войск, поэтому никакой значительной суеты здесь не происходит.
А если и происходит, то виновные быстро оказываются в подземелье.

[nick]Duncan Crowl[/nick][status]твоя глотка, мой кинжал[/status][icon]http://sd.uploads.ru/PhQqb.gif[/icon]

+3

6

- Моя королева. – Он говорит не поучительно, не закатывает глаза, просто хочет донести до Далии истину, которая известна всем королевским семьям. В королеве сейчас говорит любящая мать, которая живет с их дочерью в одном доме, и регулярно видится с ней. Но скоро у неё появится другой ребенок, а маленькая Серена отправится на обучение к лучшим мастерам своего дела – в Сентени. – Я не спорю с тем, что Серена – наша дочь и дарит нам своим присутствием счастье и радость. Она растёт с каждым днем, и скоро ей потребуются новые учителя. К тому времени я хочу быть уверенным в её будущем, в честности, что один из принцев станет её мужем. Арьенн выйдет за сына Халифа, а через несколько лет Серена поможет упрочить наш союз с севером. Они полюбят друг друга, а если нет, уверен, твоя кровь поможет ей. – Другими словами – Далия смогла всеми силами удержать Себастьяна рядом с собой, и никакие другие женщины не стали ей помехой в семейном счастье.
Далии действительно повезло жить в относительной свободе – ей отец не спешил заключать брачных контрактов со знатными женихами, позволяя девушке самостоятельно выбирать свою судьбу, а она выбрала самую лучшую в мире партию – короля. Остается надеяться, что тот кризис в отношениях, который их застиг после рождения дочери был единичным и такого больше никогда не повториться. Себастьян думал, что сможет любить Далию точно также, как когда-то Кристину, но сильно ошибался – Далия была другой, да, у них было много общего, обе любили короля искренне, можно даже сказать безумно, любили собственных детей, а у Лантье получилось расположить к себе и принца с принцессой, пусть и не сразу. Но всё же мужчина не смог хранить верность перед Далией, точно также, как когда-то это делал перед Кристиной. Сейчас он чувствовал стыд за то, что так гнусно испытывал терпение и любовь Далии, ведь она могла ответить ему взаимностью, но вместо этого терпеливо ждала.
- Разумеется, леди Говард, двор нашего королевства должен следовать за королем и королевой, как истинные верные подданные. – Приказ короля должен исполняться, нравиться ли он остальным или нет. Интересно, последует ли милорд Кроул со своей супругой точно также за их собственной королевой, когда та того прикажет? Пока Себастьян находился в столице, он услышал достаточно слухов чтобы понять, что и при том дворе тоже не всё так чисто, как кажется на первый взгляд.
- Слышал, Ваши земли отважно сражаются с дикарями, когда те приходят к Вам в набеги и разоряют земли. – Обращается он к лорду, который как всегда был немногословен, в отличие от леди Игрейн, что не удивительно. Должен же хоть кто-то из них получить информацию от короля Лакруа. – А потому даже не буду пытаться спорить с Вашими словами, лорд Дункан. Что касается пира в королевском замке… Я не удивлен этому инциденту и был готов к чему-то подобному. Наши народы и правители враждовали долгие годы, и я хочу положить конец этому. Насколько мне известно, не все в Рованчестере настроены враждебно против гостей из Элинейра. Моя племянница, дочь моей сестры – Сильви Деверо, гостит у Вас, верно? – На лице мужчины невольно появляется улыбка, когда он вспоминает о своей бедной племяннице, которая буквально сбежала сразу после того, как овдовела при весьма интересных обстоятельствах. – Я бы хотел увидеть племянницу, у меня письмо от принцессы Элишии для неё, да и сам я в последний раз видел графиню ребенком. – Конечно, он не знал ни о её болезни, ни о том, что племянница уже нашла утешение в руках и покоях другого мужчины. Всё что он знал, это её скорый побег, новый статус графини и то, что её землями управляет чёрт знает кто. С этим было необходимо разобраться как можно скорее. Если король не может навести порядок в собственных землях, как он может вести политику в другом королевстве? А достопочтимая сестра Элишия волновалась о своей единственной дочери не меньше. В их последнюю встречу принцесса выражала своё беспокойство, говорила, что жалеет о том, что не до конца узнала жениха, которого выбрала для единственного дитя.
И всё же, политика никогда не оставит Себастьяна, даже на прогулке, он понимал, что ни Дункан ни Игрейн не оставят его в покое, пока не получат нужную информацию, а её надо хорошенько обдумать. На самом деле, сам Лакруа не может быть уверен в том, что тот мир, который он заключил в столице несколько дней назад, сильно настораживал. Возможно, Далия была права, и их Серена действительно мала для подобных интриг, стоит подождать несколько лет и посмотреть, как будет расти будущий правитель, а заодно – королева-регент. Всё могло действительно измениться в ближайшее время, судя по тому, что произошло на пиршестве. «Я буду смеяться от души, если через месяц другой эту Лоран поднимут на пики…»

+4

7

Далия понимала, что несмотря на свое присутствие на этих импровизированных переговорах, которые были представлены, как обычная поездка в гости, она мало что могла решить. Да, ее голос как правительницы Элинейра имел вес, но, как и всегда это бывало, последнее слово оставалось за ее мужем. Кроме того, вопросы политики как внутренней, так и внешней волновали ее в плане направленности на судьбу собственной дочери. Известно, что королева должна заботиться о своем народе, но маленькая эгоистка, которая жила в блондинке, как и в любой женщине, больше беспокоилась о насущных проблемах будущего своего ребенка.
Как дочь знатного рода, Лантье и сама с детства обучалась для того, чтобы стать достойной супругой. В ее головку вкладывались все необходимые знания, включая те, что брак для представителей их класса общества — это ничто иное, как взаимовыгодная сделка. Удивительным оставался лишь только тот факт, что отец не слишком спешил с ее браком, возможно давая ей шанс достаточно повеселиться прежде, чем ее скуют кандалы брака (особенно если вынужденного). И это обернулось в самую лучшую для нее сторону.
Все еще находясь в собственных раздумьях, светловолосая прижала руку к животу. Он оставался все еще таким же плоским, ни капли не указывая на то, что внутри теплится огонек новой жизни, но кончики пальцев все равно, казалось, нагревались, будто ощущая это маленькое тепло внутри. И все это в целом давало ей еще один дополнительный стимул биться за Серену, памятуя, что еще одно ее нерожденное дитя потребует того же.
- Ох, графиня, прошу, не напоминайте об этом. Меня все еще слегка мутит, стоит вспомнить это происшествие. Ее семья, наверное, сильно скорбит. – Как оказалось ей нужно было беспокоиться не только о детях, но и собственной жизни. По крайней мере, иметь ввиду, что необходимо оставаться бдительной, не смотря на наличие рядом постоянной охраны или Себастьяна, которому она доверяла свою жизнь даже больше, чем вооруженным стражникам. Просто так смерти в королевском замке другого правителя во время таких важных политических мероприятий не происходят. – Скажите, виновного нашли? – Произошедшее на пиру во многом взволновало молодую королеву, и супруг решил оградить ее от особых подробностей ввиду боязни за нормальное самочувствие своей беременной жены. Сейчас она ощущала себя куда лучше.
Далия удивленно посмотрела на своего мужчину. Некоторые подробности о его семье могли оказаться для нее сюрпризом, как сейчас. Лантье виделась с принцессой Элинейра пару раз. Та отнеслась к ней с такой любовью, чуть ли не называя дочерью, но блондинка видела в ее глазах грусть, ту самую, которая появляется, когда ты волнуешься о ком-то близком.
- Я бы тоже хотела с ней познакомиться, - светловолосая улыбнулась супругу. В конце концов, они с леди Деверо были одного возраста, и у них точно найдется много тем для разговоров. К тому же, семья есть семья.

+3


Вы здесь » Velmaren. Broken Crown » Печать настоящего » 1х01 Вопросы государства


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC