Добро пожаловать в Вельмарен! Годы мира, построенного на огне и крови, практически закончились и слишком много людей не желают его продлевать. В Подземных тропах зреет восстание и заговоры против вардрийцев и трех королевств. Маги, сполна испившие человеческой жестокости, готовы объявить открытую войну. Но все это не имеет значения: если пробудится древнее зло - уже не будет ни врагов, ни союзов...
Сенокосная пора (июль), 1200 год
Вверх Вниз

Velmaren. Broken Crown

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Velmaren. Broken Crown » Печать настоящего » 1х02 Закон наследия


1х02 Закон наследия

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1х02 ЗАКОН НАСЛЕДИЯ
-- --- --
And some things that should not have been forgotten were lost

15/07/1200
резиденция Серебряная Башня, Ледяные пустоши, Рованчестер

Igraine Howard,
Ragnhild,
Sylvie Devero


[indent] Слабый всегда уступает дорогу сильному. Любой лорд независимо от статуса своего дома призван не просто быть хозяином на своей земле и правителем над людьми, но судить справедливо, поддерживать свой народ и защищать свои земли. Если он с этим не справляется, значит наступает пора его заменить. Именно таким и видится происходящее в Ледяных пустошах, потерявших огромную часть территории во время нападения вардрийцев. Возможно, один промах не следует трактовать, как слабость лорда-регента, однако у некоторых правящих домов своё мнение на этот счёт.
[indent] Леди Огненных берегов вместе с графиней Ратленда и своей компаньонкой отправляются с визитом к лорду Пейсли, настроенному против Кроулов, где, отвлекая его приятной беседой, реализовывают свой план: дают выпить лорду-регенту подрывающее здоровье снадобье и похищают завещание покойного великого лорда, дабы подделать документ, в котором он признает своего бастарда законным сыном, и обвинить регента в незаконном присвоении власти.


● Время ожидания поста - 4-ро суток, после которых очередь переходит к следующему игроку. Тот, кто не успел написать пост вовремя не должен ждать круг, чтобы сделать это - он может написать его вне своей очереди.
● Мастер эпизода: Sylvie Devero. Мастер будет уведомлять в ЛС о вашей очереди писать пост каждый круг.

+1

2

[indent] Пейзаж вокруг постепенно сменился, дорога стала более ровной, а вдалеке на востоке показались очертания самой высокой башни замка Пейсли. Кто бы там что ни говорил, а провести больше недели в пути, пусть и в самой удобной карете, дело не из приятных. Пока трясёшься в ней бесконечные часы, невольно успеваешь расхотеть лезть в любые интриги и что-либо делать вообще.
[indent] Игрейн задумчиво молчала и разглядывала в окне кареты открывающиеся виды. Возможно, если бы не Виолетта с её вечной теорией заговора и удивительной способностью создавать неприятности не только себе, но и всем, кто находится в непосредственной близости дольше дня, они были бы сейчас дома. Пили бы в цветущем саду вино с вкуснейшим сыром, и не ставили бы под угрозу не только свою репутацию, если что-то пойдёт не так, но и жизни. Никому из них не пришлось бы проделывать этот ужасно длинный путь в Ледяные пустоши: ни ей самой, ни Рагнхильд, ни уж тем более Сильви, которая лишь недавно почувствовала себя лучше.
[indent] А Дункан не жаждал бы власти столь сильно, что готов устлать к ней дорогу трупами собственной семьи... Ну да, - ведьма усмехнулась своим мыслям, продолжая вглядываться в приближающийся замок. Всего лишь мечты. Ничего бы не изменилось. Даже если бы их регент не пыталась так рьяно заключить союзы со всеми подряд и не настраивала знать против их дома, лорд Кроул не смог бы спать спокойно, пока она сидит на троне. Она всегда бы ему мешала. Просто своим присутствием. А с теми, кто мешает мужу, разговор всегда короткий, - это Игрейн хорошо запомнила благодаря Филлипу. Как не поверни историю, Дункан всегда найдёт то, что угрожает Кроулам, а возможно даже создаст сам... Чёрт знает зачем, может так живётся интереснее.
[indent] Ко всему прочему, Адриану всё равно нужен был этот богами забытый кусок земли. Кто-то мог бы подумать, чем вообще плоха жизнь палача, пусть и бастарда, при дворе Его Величества, и оказался бы прав, но... Каждый раз, задаваясь вопросом на кой её другу Ледяные пустоши, женщина всегда находила этому нерушимые объяснения и причины. Одна из них, к слову далеко не последняя, ехала сейчас напротив, в этой же карете. Благо себе Говард никогда не врала. Она прекрасно понимала, что в определённый момент, даже без драгоценной Виолетты и её попыток свергнуть лордов Огненных берегов, делала бы то же самое: ехала бы в этой карете с точно такой же целью, как сейчас. Просто прошло бы немного больше времени из-за отсутствия острой потребности в могущественных союзах.
[indent] Ведьма украдкой взглянула сначала на Сильви, а затем на Рагнхильд. Все они в своей жизни уже сталкивались с жестокостью в угоду чьих-то амбиций, убеждений, желаний. Первая - годами терпела издевательства от тирана мужа и потеряла своё здоровье, потому что покойному графу это нравилось; вторая - потеряла дом и семью из-за набега вардрийцев, которые видимо хотели земли и были не согласны со взглядами своих соотечественников. Даже Адриан не признан в итоге ни родом матери, ни отца, только потому, что родился вне брака. Сама Рейн тоже сполна хлебнула эту чашу, бессильно наблюдая за тем, как единственный мужчина, которого она любила, убивает их сына. Так разве они все не заслужили того, чтоб получить желаемое? Просто прийти и взять это, потому что теперь могут?
[indent] - Счастливец сторож дремлет на крыльце, но нет покоя голове в венце... - тихо прошептала ведьма слова одного небезызвестного поэта. Она не собиралась останавливаться и сомневаться в том, что считала правильным. Гореть ей когда-нибудь на костре за все грехи, которых было не мало, но Сильви, Рагнхильд, Адриан, её ученица - все они её семья, так же, как и Дункан с дочерьми, и даже бедолага Филлип. Они всё, что есть у Игрейн Говард, и она не остановится, пока не сделает их счастливее. Плевать на сопутствующий ущерб. Каждому своё. В противном случае, ради чего тогда жить?
[indent] Кучер немного осадил лошадей, замедляя ход, и они наконец-то въехали на территорию резиденции Пейсли. Остались считанные минуты до того, как их встретит показательно любезный лорд и начнётся представление, каждая секунда которого будет тщательно выверенной ложью.
[indent] - Вот мы и на месте. Все помнят план действий и свои роли? - обыденно спросила Игрейн, обращаясь к обеим девушкам, так словно разговор о погоде, - Наш добрый лорд-регент не должен ничего заподозрить раньше времени, а это задача не из лёгких.
[indent] Несмотря на внешнее спокойствие, ведьме было тревожно. По большей степени за двух девушек, что составили ей компанию в этом путешествии. Олдас Пейли был столь коварен и хитёр, сколь и показательно добродушен. Его нельзя было недооценивать, и Рейн остро чувствовала опасность. Интуитивно, как лошади на гнилом мосту чуют, что у них под копытами разваливается древесина.
[indent] - Ещё есть время передумать, - добавила серьёзно и тихо. Она в любом случае не повернёт назад, но для девушек время действительно было: несколько минут наедине в карете, когда все трое ещё могут быть честными друг с другом и с самими собой.

+6

3

Снег. Он был везде. Карета двигалась по землям Пейсли, рассекая сугробы, но сейчас Рагнхильд воротило от снега настолько, что она не могла даже посмотреть в сторону окна, боясь увидеть где-нибудь вдали свой остров или то, что от него осталось. В голове до сих пор не укладывалось, как за одну ночь можно было вырезать не один десяток человек, но в Рованчестере все продолжало выглядеть так, будто ничего и не произошло. Рагнхильд мало знала о политике, но уже успела понять, что ждать помощи от королевы не стоило, а сами Пейсли просто получили свои земли. Это невольно наводило на мысль о том, что нападение на остров могли спланировать не дикари.
С самого начала девушка знала, зачем они едут в Ледяные Пустоши, но до сих пор не могла понять, в какой момент она на это согласилась. Более того, Рагнхильд вызвалась сама и даже не задумывалась о том, было ли это попыткой произвести впечатление на Дункана или все-таки желанием отомстить. Ясно было одно: тот самый лорд, который даже не попытался помочь тем, кто подарил ему целый остров, должен был умереть. Огорчало лишь то, что жизни одного человека было явно недостаточно, чтобы десятки погибших островитян наконец обрели покой. Задавать вопросы было не в ее стиле и только поэтому девушка до сих пор не понимала, почему вместе с лордом также нельзя было избавиться и от его родных. Оставалось лишь надеяться на то, что Дункан знает, что делает.
"Приехали." - сделала вывод Рагнхильд, когда карета весьма ощутимо замедлила ход. Вскоре это подтвердила и сама леди Говард. За всю дорогу она успела что-то произнести, но Рагнхильд была слишком поглощена мрачными мыслями о возвращении туда, где убили всех ее родных, чтобы понять, о чем же говорила леди. И даже сейчас до девушки не сразу дошло, что Игрейн дает какие-то напутствия. Сделав вид, что ей все ясно, Рагнхильд кивнула. Зато реплика о том, что еще не поздно развернуться по своей удивительности могла сравниться лишь с новостью, что королева добровольно передает корону Дункану. Вот бы он обрадовался.
- Нет. Он должен умереть. - Имя лорда не отложилось в памяти, - да и запоминать не сильно хотелось, - но Рагнхильд все равно была уверена в том, что ее прекрасно поняли.

+4

4

Мерный шум колес кареты, на удивление, действовал как хорошее успокаивающее средство, и даже мелкие кочки, изредка попадавшиеся на пути, от которых карету слегка кренило в сторону или, наоборот, вынуждало подпрыгнуть, не портили этого. Из-под полуприкрытых век, Сильви спокойно наблюдала за меняющейся картиной. Ей так редко удавалось куда-то выбраться, что любая поездка, независимо от повода и места назначения, всегда вызывало у нее нервное возбуждение. Удивительно, что сейчас она не смотрела на все с детской радостной непосредственностью. По-видимому, лекарство, которое для нее приготовила леди Игрэйн, сделало свое дело: ее разум был крепко привязан к телу, позволяя ей полностью ощущать себя собой. И не просто леди Дэверо, а графиней Ратленда, которая полностью осознавала все то, что происходило мимо нее.
Надо сказать, что в последнее время она стала чувствовать себя гораздо лучше: не пугалась теней, которые прятались во многих уголках, ожидая, что из их глубины покажется ее мертвый супруг. Могла спокойно пройти мимо мужчины, не вызывая неконтролируемый приступ панической атаки. Правда, это касалось только стражников, к чьим лицам она успела привыкнуть. А еще она осознавала сама себя от и до, каждую частичку своей души. В такие моменты ей иногда все же хотелось оставить все за пределами памяти, но вместе с этим девушка понимала, что в таком случае вновь может оказаться в нестабильном состоянии. Наверное, все ее жизненные перипетии пора было принять, отпустить и начать жить дальше. Тем более, ей было ради кого все это делать… Адриан…
Когда карета затормозила, ясно сказав об окончании их путешествия, тишина, которая повисла между тремя такими разными женщинами, была нарушена напоминанием о том, ради чего они в принципе сюда приехали. Три ума разработали план отравления лорда-регента Ледяных Пустошей, а по совместительству дяди ее любимого. Хотя вряд ли ее вклад в тщательную подготовку был сколько-либо значим. Как и ее роль.
- Я ведь всего лишь приманка, думаю, эта роль мне подходит больше всего, - ее голос бы куда менее тверд, чем те, что принадлежали собеседницам. Как и мотивы были более романтичны, нежели те, которым следовали ее спутницы. Возможно, если Бонне заполучит титул, ему хватит смелости сделать ей предложение. Ей вот всегда казалось, что его останавливает лишь ее социальный статус, потому что он всегда стыдился своего, считая недостойным ее присутствия рядом. А вот Сильви было все равно. Она никогда и не замечала той пропасти, которое создало их происхождение между ними. Не в девстве. Не даже сейчас. Ее сердце уже давно решило это. Оставалось только надеяться, что ее участие в смерти дворянина для мужчины останется покрытым мраком. Потому что зная его характер, можно было полностью быть уверенной в том, что он будет корить себя за ее собственное решение. «В этом он всегда был слишком благороден…»

+4

5

[indent] У них было время изменить решение, отказаться от задуманного во имя собственного спокойствия, но с уст девушек срываются одинаково утвердительные ответы. Игрейн смотрела на них с едва уловимой грустью и против воли чувствовала горечь. Такие юные, такие разные, познавшие столько горя – они здесь ради общей цели, но мотивы у каждой разные. Рагнхильд очевидно ведома местью, ведь именно задачей Олдаса было защитить Ледяные пустоши от вторжений. Пейсли обещал её поселению и семье защиту, но он не смог, не уберёг, а что ему помешало уже не важно – на том месте, где был дом северянки, осталось одно пепелище. Или, быть может, она просто решила поступать в угоду Дункану, надеясь на что-то большее, кто знает? Сильви... Вот она была здесь точно во имя любви, а эта причина куда более благородна. И всё же, хоть девушка лишь приманка, отвлечение внимания, но она часть плана по уничтожению лорда великого дома, пусть и регента, а значит и на её душе будет этот грех. Ведь они прибыли разрушить не только его репутацию, имя, и любое доброе слово, что могло быть когда-либо произнесено об этом мужчине, но и стереть с лица земли его самого.
[indent] – Хорошо. Это ваш выбор, – Игрейн нацепила обратно привычную маску холодной вежливости и отвернулась к окну, поджав губы. Жаль… – пронеслось в голове ведьмы; она бы хотела, чтоб обе девушки передумали. Для Рейн давно пути назад не было, но так хотелось, чтоб где-то в этом мире ещё оставались другие люди – светлые и неиспорченные.
[indent] Дверца кареты распахнулась, женщина осторожно выбралась на морозный воздух, опираясь на протянутую руку слуги и придерживая платье. Подождала пока выйдут её спутницы, щурясь от солнца и слепяще-белого искрящегося снега, и тщетно пыталась разглядеть наличие хозяина этих земель среди встречающих.
[indent] – Леди Говард, Миледи… – растерянный мажордом осёкся и поклонился, не зная имен девушек; глядя на то, как мужчина боится поднять глаза, Игрейн даже стало его чуточку жаль, – Лорд Пейсли ожидает всех вас в гостиной…
[indent] – Не стоит, Родрик, таких гостей нужно встречать лично, – во дворе раздался низкий голос лорда-регента, резко оборвавший речь бедняги Родрика, и Рейн даже сумела его увидеть, прикрыв глаза рукой от яркого света, – Игрейн Говард, с каждым днём вы все прекраснее… А это должно быть леди Деверо, юная графиня из солнечного Элинейра?
[indent] Олдас Пейсли улыбался, учтиво целуя руку сначала ей, затем красавице Сильви, что явно его заинтересовала, но глаза мужчины оставались холодными, цепкими и колючими.
[indent] – А это наверняка ваша таинственная компаньонка, о которой я столько наслышан, – поприветствовал он Рагнхильд, задержавшись губами и на её запястье.
[indent] – Рада видеть вас, Милорд, спустя столько времени. И так приятно знать, что вы в добром здравии, а Ледяные пустоши процветают, – поприветствовала Рейн мужчину, как старого доброго друга, хотя на деле весь обмен любезностями был подобен всё тому же пресловутому балагану на колёсах, и едва сдержала циничную усмешку, – Как в дешёвом театре, ей богу, где ценится тот, кто лицемерит лучше, – Как поживает юный лорд?
[indent] – О, он непоседлив, упрям, но очарователен. Весь в меня, Миледи, – рассмеялся Олдас, – Но право, дамы, давайте продолжим беседу за горячим вином у камина? Что же я буду за хозяин, если заставлю мёрзнуть столь прекрасные цветы?
[indent] Вот он, Олдас Пейсли, тёмноволосый мужчина приятной наружности и самых изысканных манер, во всей красе. Великий лжец и лицемер, самый верный пособник своей хозяйки Виолетты и остальных её прихвостней. Он склоняет голову и шутливо кланяется, словно их присутствие в Ледяных пустошах для него заветная и наконец-то сбывшаяся мечта. Игрейн не лучше его, с тем же весельем она легко кланяется в ответ.
[indent] – Прекрасная идея, – кинула ведьма; она смотрела прямо в его улыбающееся лицо, принимая правила игры, – И там мы обязательно обсудим вопросы благотворительности… Уверена, вам будет интересно узнать о целях нашего визита.
[indent] – Несомненно, –  согласился он, а затем обратился к девушкам, задержавшись взглядом на Сильви, – А вы, леди, надеюсь, расскажете мне о себе, раз уж нам выпала честь быть представленными друг другу.
[indent] Лорд-регент учтиво взял под локоть рыжеволосую, увлекая её к резным дверям дома, и пригласил остальных следовать за ними. Игрейн сделала вид, что не заметила предложенной Олдасом руки, и продолжила идти вместе с Рагнхильд, не желая мешать задаче Сильви, как и оставлять северянку одну. Оказавшись внутри, женщина внимательно изучала обстановку дома; в частности её интересовали все входы и выходы, где то и дело появлялись и исчезали слуги, а также их количество. Чтоб всё удалось, было бы неплохо понять, где в замке находится кухня и кабинет, а ещё не попасться на глаза кому-то из обитателей. Впрочем, леди Говард с лёгкостью успокоила себя наличием магии.
[indent] Пейсли по пути тоже времени терял, заинтересовавшись молодой графиней-вдовой, которая владела землями не просто, как наследством покойного мужа, но в своём собственном праве, и с чарующей улыбкой задавал очень простые на первый взгляд, но не менее коварные вопросы. Бесспорно, мужчина чувствовал ложь и понимал, что ехали они в такую даль отнюдь не ради благотворительности, потому, как затаившийся хищник, он ожидал малейшего промаха.
[indent] – Как вам Рованчестер, леди Деверо? Я слышал, вы уже очень давно у нас гостите и не желаете возвращаться на родину, очарованные нашим краем?

+4

6

Странное чувство - смотреть на человека, которому не суждено дожить до вечера и при этом ничего не чувствовать. Этот самый человек, который звался Олдас Пейсли, совершенно не походил на изверга, по вине которого за одну ночь погибли десятки островитян. Вышивка на его одежде переливалась серебром, а руки украшали огромные перстни с драгоценными камнями - будь здесь Дункан, он бы обязательно намекнул, что так не выряживались даже бабы. Да и сам лорд не походил на воинственного человека, хоть и улыбался так, будто предвкушал очередную резню, которая и в этот раз должна была сойти ему с рук. В общем, Олдас Пейсли не понравился Рагнхильд с самого начала и девушка даже не знала, было ли это чувство реакцией на произошедшее или же за маской вежливости действительно скрывалось чудовище.
Слова Пейсли о том, что он был наслышан о Рагнхильд, заинтриговали девушку. Что же такое он про нее слышал? Знал ли он, откуда она и если все-таки знал, то о чем сейчас он думал? Девушка даже пожалела, что так и не спросила у Дункана или Игрейн о том, что это был за человек, но если подумать, то это было уже не так важно - жить не самому милостивому лорду оставалось не так долго. Это дала понять и сама Игрейн, явно не просто так устремившись по коридору, пока лорд с остальными скрылись в одной из комнат. И опять Рагнхильд не понимала, была ли это магия или же Пейсли чересчур увлекся ухаживаниями за Сильви, что ничего не заметил. Девушка даже улыбнулась мысли о том, что сегодня лорду нужно развлечься получше - как-никак, завтра для него уже не наступит и именно руки Рагнхильд помогут ему увидеться с теми, кого он обрек на смерть.
- Они нас правда не заметили или...? - Спросила девушка, убедившись, что никто кроме леди Говард ее не услышит. Сейчас Рагнхильд действительно не знала, что от нее требовалось и, будучи наслышанной о способности некоторых магов становиться невидимыми, представляла, как было бы весело, если бы из рассеченного невидимым лезвием горла лорда Пейсли внезапно вырвался фонтан крови, заливая всех, кому не посчастливилось оказаться рядом с ним. Или о том, как его голова также внезапно слетела бы с плеч или вместо головы была бы другая конечность. Мысли мыслями, но Рагнхильд также понимала, что все должно произойти максимально тихо и незаметно.
- И как мы его будем убивать?

+4


Вы здесь » Velmaren. Broken Crown » Печать настоящего » 1х02 Закон наследия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC