Добро пожаловать в Вельмарен! Годы мира, построенного на огне и крови, практически закончились и слишком много людей не желают его продлевать. В Подземных тропах зреет восстание и заговоры против вардрийцев и трех королевств. Маги, сполна испившие человеческой жестокости, готовы объявить открытую войну. Но все это не имеет значения: если пробудится древнее зло - уже не будет ни врагов, ни союзов...
Сенокосная пора (июль), 1200 год
Вверх Вниз

Velmaren. Broken Crown

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Velmaren. Broken Crown » Страницы прошлого » Я жду от тебя вопросов


Я жду от тебя вопросов

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Полетишь вперед вместе с птицами, вместе с мыслями, вместе с грозами, расплети собой чьи-то волосы, легче ветра будь и нежней крыла. Кто хоть раз задел - словом, делом ли, - тому высуши кости белые, пусть в глазницах их прорастет трава, их слова души, их слова срывай. Рты зашей им так, чтоб их стон затих. Обрати их зло против них самих.


В роляхIgraine Howard,
Meresankh


Время и место событий20 день Солнечной поры, 1200 года
Кровавое побережье, имение Кроулов


СюжетОна была в гневе. Внезапно обнаружив пропажу - она рвала и метала и не смотря на все годы ее опыта, магия ее разрывала пространство на лоскуты. Единственная, кому она могла доверить свою тайну, была ее ученица, с которой они долгие годы делили многое.

http://sg.uploads.ru/a3MwI.gif

+2

2

[indent] Землетрясение, ужасающее в своей мощи, раз его отголоски докатились до самого Рованчестера, не заметил разве что слепой или глухой. Семья как раз была в сборе, встречая прибывающих почетных гостей из Элинейра, когда зазвенело все стекло в доме и задрожали языки пламени каждой свечи и факела. Впрочем, небольшой переполох от сего факта быстро сошел на нет, потонув в лучших винах из погребов Кроулов. Даже Игрейн на короткое мгновение поверилось в ни с того ни с сего разбушевавшуюся стихию. Чем Боги не шутят? Вовсе не обязательно, чтоб магия была тому виной.
[indent] Следующим вечером явились вести из Дал Риады, прямиком из Башни магов. Кривовато исполненная проекция какой-то ведьмы, чье лицо Рейн помнила очень смутно, поведала об Арчи Айронсе, которого нелегкая занесла в Тропы. Вот уж удружил...
[indent] Мало того, что далриадским аристократам отчего-то не сидится дома, в тепле и уюте, так им на досуге еще и темномагические артефакты подавай рассмотреть. Знатоки чертовы! Сходил, поглядел, а что в итоге?
[indent] Рейн очень хорошо помнила историю про древнее зло, заключенное в старой подвеске, запертое глубоко под землей, и свои вполне логичные вопросы Ложе чародеев несколько лет назад - почему заперли, а не отправили обратно в ту дыру, откуда сие выползло? Руками развели, поведали, чуть ли не заикаясь сказку про четыре артефакта, и дело с концом. Теперь склеп открыт, кулон разбит, нечисть на свободе, а артефакты давно растащили в неведомые дали. Так еще и точного описания нужного ритуала в архивах не нашли, просто загляденье...
[indent] Грифон бы побрал Арчи со всеми его шахтерами!
[indent] Тень незнакомой ведьмы леди Кроул спровадила из своего дома не очень-то дружелюбно, потому что терпеть не могла, когда ей приносили дурные новости. По крайней мере, так будет думать Круг магов, пока они будут спокойно ждать ее прибытия. На деле - у Игрейн Говард были очень большие проблемы. Раз демон проснулся, должны были проснуться и артефакты, ведь в них заключена часть его силы. Она могла сколь угодно успокаивать себя тем, что Тропы далеко и поэтому в Огненных берегах затишье, но слишком долго жила на свете, дабы уверовать в подобное счастье.
[indent] В своем кабинете Игрейн быстро отыскала старую шкатулку, давным-давно доверенную Кругом ей на хранение, и достала оттуда обычное с виду, черное воронье перо с выцарапанными на стержне мелкими рунами. Все масштабы угрозы ведьма поняла в тот момент, когда оно начало спокойно тлеть и дымить у нее на ладони, под действием простого заклинания, разжигающего огонь. Настоящие артефакты, уж тем более с силой демонов, не разрушаются ни от времени, ни от физического воздействия, ни от обычной магии, какой бы сильной она ни была. Кажется, в тот день она разнесла стихийным выбросом не только кабинет, но и все окна в восточном крыле замка. Рейн вообще его плохо помнила из-за слепой ярости, которой не чувствовала уже лет эдак тридцать.
[indent] Одно было в ее голове ярким. Короткая записка, нацарапанная дрожащей от страха рукой: "Жду тебя в своем доме. Приезжай скорее, иначе я погибну. Помоги мне, умоляю... Только ты можешь". Письмо, отправленное ее ученице, было единственной надеждой на спасение. Мересанкх, маленькая испуганная девочка из далекого халифата, ставшая впоследствии сильной и хитрой ведьмой, была едва ли не единственной во всем Вельмарене, кто мог найти что угодно и где угодно. Из-под земли достать, если нужно. И только ей Рейн могла вручить в руки свою жизнь без колебаний и сомнений.
-- --- --
[indent] Правду говорят, самое темное время - перед рассветом. Утопающий в сумерках замок все еще спал, спал город, раскинувшийся в долине под старыми стенами. Едва ли в такой час можно было заметить одинокую фигуру на замковой стене. С этого места, мир всегда виделся несколько иначе. Игрейн стояла неподвижно, опираясь руками на парапет, устремив взгляд на восток, и ждала. Ждала гостью, что ворвется в ее дом с первыми солнечными лучами. Ведьма знала, чувствовала, что она придет именно сегодня.
[indent] Странные то были дни. Конечно, Игрейн Говард прекрасно жилось, иногда за счет того, что кому-то наоборот жилось паршиво или не жилось вообще. Ведьму это не беспокоило. Но она понимала, что рано или поздно ей придется платить по счетам, вот только перспектива скорой и бестолковой смерти, замаячившая на горизонте слишком уж явно, женщину вообще не устраивала. Раньше ей казалось, что им, магам, принадлежит все время в мире, настолько медленно оно текло; сейчас для нее будто пошел обратный отсчет. Рейн поежилась под резкими порывами ветра. Не от холода, от страха. Стихия, что ранее спокойно текла по венам и нашептывала древнюю мудрость, вторила этому страху и норовила вырваться на свободу.
[indent] Топот копыт на главной дороге вызвал на лице ведьмы улыбку. Приехала. Игрейн сбежала по каменным ступеням вниз, прямо во двор и заторопилась к воротам. Велела страже поспешить и пропустить, а когда увидела вблизи свою раннюю гостью, то не сумела скрыть радости на всегда сдержанном лице. И дело было даже не в том, что тревог снедавших в последние дни стало вполовину меньше, но в том, что скучала. Искренне скучала за той, которой подарила всю свою мудрость до последней крупицы; той, которую растила, берегла и любила, как дочь.
[indent] - Здравствуй, Мересанкх, - ведьма подошла ближе, вгляделась в знакомые черты, а затем не выдержала и обняла молодую ведьму, - Как же я скучала!
[indent] Должно быть страже было дико видеть подобную искренность и теплоту своей госпожи, такое поведение ей было совсем не свойственно. Но Рейн не было до того дела. Она пришла. Всегда приходила, и несла с собой новый рассвет.

Отредактировано Igraine Howard (2018-03-08 04:36:18)

+1

3

[indent] Она смотрит на мужчину внимательно, изучая, ожидая. Каждая морщинка его может рассказать историю - веселого детства, скорой юности, тяжелого взросления, спокойной старости. Блёклые глаза же его сверкают ярко, упрямо, в них читается отказ. Она вздыхет немного тяжко, немного устало - едва ли здесь есть что еще ловить, но все же.
[indent] - Ты умрешь. В любом случае. Но там, - она переводит свой взгляд на дом и вновь вздыхает, пожалуй, где-то на задворках, на единую секунду в ней даже всколыхнулась жалость к этой семье, - там жена твоя, дочь с внуками. Ты действительно желаешь и их погибели?
[indent] Пожилой окровавленный мужчина сплевывает кровь на землю и лишь молча щерится в ответ. Мересанкх переводит взор свой на жилище купца, щелчок ее пальцев и дом подобно свече вспыхивает. Зарево пожара освещает лес, поле, шумную реку рядом. Кричат внутри заживо горящие люди, воет у ног ее враз обезумевший старик, а она лишь смотрит на его бывшее жилище и отсветы пламени мерцают в ее темных глазах.
[indent] Солнце по прежнему занимается на востоке, птицы все так же начинают петь с первыми его лучами. Жизнь, как и прежде продолжается - где-то рождаются дети, кто-то глупый начинает никому ненужные войны, кто-то "умный" в очередной раз пытается подчинить воле своей магов, а она стоит на пепелище и улыбается и, лишь, скулящий у ног ее человек прерывает ее наслаждение от первых лучей солнца и прохладного ветра, что несет в своих объятьях свежесть и обещание чего-то хорошего. Ее нервирует этот тонкий, жалкий звук, ведь она так хотела насладиться пением птиц на рассвете - легкое движение руки и мужчина замолкает, падая со свернутой шеей. Она вдыхает полной грудью, улыбается и свистом подзывает коня.
Что ж, в этот раз не повезло, всего лишь очередное мясо, не желающее поделиться крупицами знаний. Но есть другие места, которые следует посетить. Быть может там, найдется искомое.
[indent] Она хватает мерина за узду и надо сказать весьма вовремя, существо появившееся перед его мордой, весьма нервирует животное - хлопая могучими крыльями и издавая пронзительный крик оно кидает ей свернутый клочок бумаги и испаряется.
Мересанкх успокаивает Сета, нашептывая ему на ухо магию и поглаживая по мощному крупу, лишь затем разворачивает послание.

~~~

[indent] Уже виднеются огни города, раскинувшиеся перед стенами замка, когда Мересанкх осаживает коня и тот переходит на шаг, недовольно всхрапывая, она треплет его по шее, нашептывая успокаивающие слова.
[indent] Ей не нравится это место, ей противен это город и этот замок, что скрывается за воротами, но она лишь скупо улыбается в ответ на требование стражи доложиться кто едет и протягивает немного затертый свиток с печатью правящего дома, дозволяющей ей свободно передвигаться по этим землям.
[indent] Копыта мерина отбивают чарующий звук по пустынной мостовой, кругом, кроме стражи никого не видать, когда она подъезжает к главным воротам и спешивается. Мересанкх передает поводья служке, на прощанье погладив Сета по крупу и поворачивается лицом к распахнутым дверям, откуда навстречу ей спешит вторая из самых любимых в ее жизни женщин.
[indent] - Учитель, - она церемониально склоняет голову в своем почтении, но ее хватают в крепкие объятья и шепчут едва слышно нежные слова, на которые она не может не ответить такой же любовью и тихим смехом, Мересанкх выпрямляется, прикладывает ладонь свою туда, где бьется сердце женщины, что вырастила ее и улыбается, - рада видеть тебя, после стольких лет.
[indent] Она любит, так любит ее, что самой больно. И кровь стынет в жилах от того, что когда-то они могут встать по разные стороны. Ведь столько лет прошло и она не знает, что милая, маленькая девочка давно выросла и теперь несет за собой не новый рассвет, а лишь огонь. И Мересанхк, нежно обнимая ее, плачет и кричит внутри себя, потому что знает, в том, к чему стремится она, ее названная мать никогда не поддержит, но время пока есть, чтобы насладиться этими нежными объятьями, поддержкой и любовью.

~~~

[indent] Игрейн ведет ее какими-то тайными тропами, уводя все дальше, вглубь замка и это слегка нервирует, к тому же она не слишком любит конкретно это место, где самолично себя заточила женщина, пред которой она преклонялась.
Но в конечном итоге они приходят в довольно просторный кабинет, с большими окнами, где вовсю разгорается рассвет и который забит древними фолиантами, в камине по прежнему горят поленья, а на столике рядом с удобными креслами стоит кувшин наполненный вином и два бокала - это немного примеряет ее с этой действительностью.
Мересанкх устраивается в кресле повернутом к окну, она знает, чует как зверь, его специально поставили так слуги по велению хозяйки, специально для ее гостьи, смотрит на яркое, юное солнце и довольно щурится. Здесь тепло, светло и приятный, умный, а главное знающий собеседник, она довольна как кошка, которую почесали и что смогла своровать рыбу у зазевавшегося человека. Лишь только нервная поступь Учителя, нарушает ее удовольствие от ситуации, потому, видать и вспыхивают поленья в камине с новой силой, а она немного виновато отводит глаза, под пронзительным взором Игрейн.
[indent] - Рейн, сядь, все хорошо, теперь все хорошо, я рядом, я обязательно помогу, - она улыбается ей и отпивает терпкого вина задумчиво рассматривает своего учителя, - как дети? Надеюсь девочки в порядке? Как..., - секундная заминка, которая обеим говорит многое, - как твой супруг? Все еще жив, полагаю? - Мересанкх кривит недовольно губы.

Отредактировано Meresankh (2018-03-24 23:59:26)

+2

4

[indent] Смех, он почти забытый, и в тоже время такой знакомый, будто не было долгих лет разлуки. Под ладонью её ученицы становится вдруг так тепло и хорошо, что почти больно, и холодной леди Говард на мгновение приходится отвести глаза, чтоб скрыть такие редкие и непривычные слёзы.
[indent] — Пойдём, — женщина увлекает за собой свою дорогую гостью, мягко сжимая изящную руку. Замок Мересанкх не нравится, хоть она пытается это скрыть. Мрачный и неприступный, пугающе неживой в любое время суток, когда идёшь лабиринтами тёмных коридоров, где гуляют холодные сквозняки даже летом — её девочка для него слишком свободна.
[indent] Другое дело кабинет. Большое и светлое помещение с огромными окнами и завораживающим видом на восходящее солнце. Это крыло замка было перестроено под чутким руководством Игрейн сразу после свадьбы. Оно стало намного свободнее всей остальной части древнего строения, где было чувство, что каждый камень норовит тебя задушить, и ведьме было абсолютно плевать, сколько конкретно поколений Кроулов перевернулось в гробу, пока она воплощала в жизнь свои чертежи с помощью лучших мастеров Рованчестера.
[indent] Глядя на довольный вид Мересанкх, Рейн приходит к выводу, что ей здесь вполне комфортно. Вся обстановка — развернутые к окну кресла, потрескивающий огонь в камине, терпкое вино, запах старинных свитков и гримуаров — будила давние воспоминания о похожем кабинете в Башне магов, с теми же действующими лицами. Не было лишь привычного чувства покоя, которое сопровождало все беседы ученицы и учителя. Женщине никак не удавалось усмирить мысли и перестать нервно мерить шагами комнату, бесполезно протирая дорогой ковер; поначалу она просто хотела решить с чего начать рассказ, но стоило вспомнить о пропаже, как ведьма сразу же позабыла и о своей гостье, и о том, где она и вообще…
[indent] Звон разбитого стекла сливается с тихим «я рядом», Игрейн растерянно моргает и смотрит на разбитую вазу, не выдержавшую вспышки магии, а затем бросает виноватый взгляд на Мересанкх. Да уж, в её годы терять контроль над эмоциями и силой уж точно не к добру.
[indent] — Прости, — она устало трёт переносицу, мгновенно забывает о вазе и послушно опускается в мягкое кресло рядом с ведьмой, — Да, с дочерьми всё хорошо. Старшая вышла замуж, а младшая, — на молодом, но усталом лице появляется улыбка, — Скажем, очень скоро наша звёздочка тоже будет светить в совсем другом доме.
[indent] Вопрос о Дункане и то, как он задан, делает улыбку ещё шире, и леди Говард едва сдерживает смех, глядя на плохо скрываемое недовольство. Её это вовсе не задевает, лишь забавляет, что супруг определённо добился успеха в жизни, раз его терпеть не могут даже за пределами Рованчестера.
[indent] — Ты ведь знаешь Дункана, — она пожимает плечами, — Иногда мне кажется, что умереть он может лишь в том случае, если решит убить себя сам. Всё, как обычно: каждый день у нас новые заговоры и враги, и порою, это даже разбавляет скуку. Но я устала от всего этого. Будто прожила уже не одну вечность, и с каждым днём я всё больше чувствую, что живу не на своём месте и... совсем не свою жизнь.
[indent] Игрейн отпивает терпкого сладкого вина из своего кубка и внимательно изучает лицо своей ученицы. Вспоминает девочку, что росла у неё на глазах; видит все, даже самые незначительные перемены, видит вдруг не рассвет в тёмных глазах, а огонь — яркий, опасный и неукротимый; но радуется. Осталось то, что неизменно: Мересакх приходила, она по-прежнему умела растопить любой лёд и пробудить ото сна. И это лишь подтвердило правильность решения, принятого на пиру в честь визита Элинейрского короля.
[indent] — Знаешь, я получила в этой жизни всё, чего только можно желать. Забрала обратно всё украденное ещё в детстве. И потеряла свободу. Я люблю свою семью, всегда буду о них заботиться, но... Наверное, я просто не создана для такой жизни, — ведьма грустно улыбается, ей сложно обьяснить, но знала, что Мересанкх всё понимает, — Я хочу снова чувствовать ветер и дышать. Быть той, кем рождена, и не думать о ценности дворянских грамот и титула, — женщина замолкает на мгновение, словно ищет в красивом лице напротив осуждение и непонимание; ведь она хочет бросить всё, что так давно строила, — Осталось лишь закончить свои дела здесь, и я уеду в Дал Риаду. Мы сможем видеться чаще.
[indent] Договорив, Рейн откидывается на спинку кресла, и какое-то время наслаждается видом утренней зари. До приезда ученицы, её мучило две вещи: об одной она поведала только что, а вторая по-прежнему угрожающе висела над головой, словно топор палача перед казнью. Вопрос лишь в том, когда отдадут приказ рубить, или когда у того самого палача устанут руки. Перед чёрными глазами снова возникает такое же чёрное воронье перо, испещрённое рунами, не стареющее и не разрушающееся ни от магии, ни от времени. Игрейн переводит задумчивый взгляд на Мересанкх. Она ещё не старейшина в Ложе чародеев, а потому вряд ли знала историю создания организации целиком. Но её названная дочь всегда любила знания, даже опасные; даже если думала, что осторожна, и никто ничего не замечает и не догадывается. Улыбнувшись этим мыслям, Говард наконец-то решается нарушить тишину.
[indent] — Пожалуй, нужно начать с самого начала и вспомнить о некромантии, — всё ещё улыбаясь, Рейн смотрит на молодую ведьму лукаво, словно видит и знает куда больше, чем говорит. Впрочем, так оно зачастую и было. — Надеюсь, моя дорогая, ты помнишь из-за чего и для чего был создан Круг магов? — вопрос был скорее утверждением, потому ведьма сразу же договаривает до конца, и ждёт правдивого ответа, от которого зависит так много, — Тебя никогда не интересовало, откуда вообще в нашем мире взялась магия, подчиняющая само время?

Отредактировано Igraine Howard (2018-04-23 18:02:18)

+4

5

Это странно - перед ней стоит величественная женщина, магесса, слишком молодая внешне для своих лет, повелевающая великой силой, имеющая древние знания и пережившая столь многое, но она трепещет, будто девица юная, только вышедшая в свет и это нервирует Мересанкх, настолько, что она сама не ожидала. Она привыкла видеть Игрейн уверенной в себе, свободной, творящей волшебство, даже для магически одаренных, но здесь... Здесь она видит усталую женщину, которая не знает что делать дальше и мечется будто птица в клетке. Это угнетает, это заставляет пламя внутри нее бушевать, взмывать ввысь, сея разрушение вокруг - ведь нельзя заковать дух свободный в кандалы, провозгласить его женой своею и заставить умирать в этих стылых землях.
- Игрейн, хватит! Полноте! Заговоры, свержение нынешней власти, династические браки... Неужели это та Игрейн, к которой меня привели маленькой девочкой? Ужель это ты мне говорила - выбирай свою дорогу, а ежели выбрала - ступай по ней гордо, пусть под босыми твоими ногами лишь осколки стекла? Я не узнаю тебя! - Мересанкх птицей взлетает из кресла и нервно начинает шагать по кабинету, - ты же понимаешь? Дункан, он убивает тебя! Быть может не тело твое, но душу - он изничтожит на корню! К чему ждать? Давай уедем! - они бросается на колени перед Учителем и хватает ее за руки, - молю тебя, давай уедем? Уже рассвело и нам не дернуться, но давай уедем ночью? Что тебя держит? Дочери? Малышки чудесны, я их обожаю как своих, но... Даже я понимаю, они не наших кровей и судьбой их заправляет скорее Дункан, нежели ты. Ведь ни в одной их них так и не пробудилась сила? Неужто даже в младшей? - она склоняет лоб к коленям Игрейн и слушает ее, расслабляясь под нежными прикосновениями ее пальцев в волосах. И ей больно слышать безысходность в голосе столь величественной женщины, заменившей ей и мать и отца, и даже, любимого брата. Ей хочется кричать и рыдать, настолько больно и горько душе ее.
- Ты приедешь, а дальше, милая? - она поднимает покрасневшие глаза на нее, - ты сама себя посадила в клетку, и не отринешь ты детей своих, и не расправишь крылья свои как прежде, и не воссядешь ты могучей и суровой Игрейн на троне Круга. О боги! - она срывается и вновь начинает метаться по комнате, - что же ты сделала с собой?
Мересанкх мечется, едва сдерживая силу, но та, от нестабильности носителя все же прорывается - и огонь в камине вздымается выше, вино в кубках закипает и в кабинете становится нестерпимо жарко, но она не может это остановить, пока не слышит грозный оклик своего Учителя и лишь после этого падает в удобное кресло, прикрывая глаза и слушая.
- Откуда? - Мересанкх тихо смеется, но смех ее в этих комнатах звучит не устало, а зловеще, - мне кажется правильней будет сказать когда магия появилась на этих землях, в этом мире? Я все же полагаю что она была здесь всегда - от первых людей, что так ее почитали, до первых переселенцев, что решили ее поработить, а не сумев это сделать искоренить, и вот тут.. вот тут появилась некромантия. Ведь так больно терять своих родителей, но еще больнее терять детей своих, которых обозвали чудовищами, а после варварски заживо сожгли на костре, - она отпивает вина и невидяще смотрит в окно. - Магия не зло, магия испокон веков несла добро, пока необразованные животные, зовущие себя первопоселенцами не решили обратное... Сколько зла они принесли на эти земли, сколько невинных они убили... Это тяжелая для меня тема, Игрейн. Ты прекрасно знаешь, что историю я ведаю в совершенстве, так что еще ты хочешь мне поведать?

+2

6

[indent] Девочка выросла, - так думала Игрейн, с лёгкой улыбкой наблюдая за тем, как огонь бушевал не только в очаге, но в самих тёмных глазах напротив, - И сколько в ней силы, жизни и ещё нераскрытой мудрости...
[indent] Ведьма вдруг почувствовала неожиданное спокойствие, несмотря на то, что пришлось окликнуть ученицу, чтоб та взяла себя под контроль. Она могла лишь покачать головой на подобную запальчивость - Мересанкх всегда было свойственно судить порывисто и бурно. Но позже, когда пламя уляжется, она поймёт. Вспомнит, что нельзя запереть ветер. Её девочка была бесспорно права в том, что Игрейн Говард сама посадила себя в клетку. Но оставалась там, пока на то была её воля. Ведь Дункан Кроул властен над её телом пока она позволяла, но никогда он не смог бы добраться до остального. Всё, что было между ними - сотрудничество в общих целях, и даже если бы этот человек стремился коснуться её души, ему это никогда бы не удалось. Желай он спасти эту душу или же уничтожить - неважно. Всё это сделали до него.
[indent] Пожалуй, когда всё закончится, когда Рованчестер будет позади, она расскажет своей дорогой ученице историю прошлого целиком. Но то будет после. Сейчас куда важнее рассказать совсем другую историю, что была неведома этой молодой женщине, и не позволяла ей разгадать головоломку до конца, не смотря на все усердные поиски ответов. Впрочем, даже без этих ответов в девочке из халифата всегда, с самой первой их встречи, было что-то древнее, первородное, зовущее интуитивно понимать суть вещей куда глубже, чем кажется на первый взгляд.
[indent] - Правду, Мересанкх. Я хочу поведать тебе то, чего в твоей истории не хватает. Ту правду, которую ты так отчаянно ищешь все эти годы, но не находишь, ибо её унесли с собой мертвые, и осталось очень мало живых, кому она ведома, - тихо ответила ведьма и мягко взяла руку ученицы в свои ладони, - Ты бесспорно права. Магия была здесь всегда. Она наполняла всё сущее задолго до первых людей, возможно она в нашем мире с тех самых пор, когда всё было под властью древних Богов. Остались лишь легенды о том, как Боги жили на этой земле, а потом покинули её. Но магия осталась. Она везде, вокруг нас, в нас и мы почитаем каждую стихию до сих пор.
[indent] Вздохнув, женщина задумчиво вгляделась в живое пламя камина. Порою ей казалось, что магия даже старше, чем сами Боги. Кто знает, может так и есть, просто под влиянием времени и людей она принимала присущие ей, привычные и порою жестокие формы. Погрузившись в воспоминания тех времён, когда она была немногим старше Мересанкх, Рейн тихо продолжила свой рассказ.
[indent] - Магия... Она гораздо выше добра и зла. Она просто есть, а в добро и зло её превращает только человек - существо слабое и порабощённое своими желаниями. Именно так появилась некромантия, когда люди устали от боли и потерь, ты права. Но не потому что ведьм жгли и убивали люди... - Рейн повернула голову и долго, пристально смотрела в глаза Мересанкх, - Охота на нас началась много позже. В то время, когда появилась некромантия, ведьм почитали. И все люди жили бок о бок, борясь с общим врагом.
[indent] Слегка сжав руки ученицы, Говард отпустила их и поспешила снова наполнить вином их кубки. Разговор предстоял долгий, и по правде говоря, она не знала, как правильно рассказать эту историю, чтоб донести весь ужас забытой темной стихии, что против воли превращала людей в чудовищ. Нельзя, чтоб Мересанкх ввела себя в заблуждение, полагая, что эти знания уничтожены несправедливо. Впрочем, выбор только за ней, а выбрать она сможет лишь узнав правду.
[indent] - Некромантия появилась в 650 году, когда материк населяли не только простые люди и маги, но такие чудовища, которых мы сейчас не можем вообразить даже в самых ужасных снах. Именно они терзали и уничтожали всё живое, направив нас всех на путь саморазрушения. Полагаю, в то время маги были гораздо сильнее и мудрее нас, пока одна из них, не выдержав горя утраты своей семьи, не пожелала могущества равного Богам. Она не хотела просто направлять стихию, что даровано нам природой от рождения, но захотела могущества, способного вмешаться в привычный естественный круговорот рождения и смерти. С благой целью, конечно же - очистить материк от чудищ и вернуть тех, кого они отобрали так рано и несправедливо. Она желала оградить людей от самой страшной боли - боли потери любимого человека. Такое благое желание, не так ли? - откинувшись на кресле, Игрейн ненадолго замолчала, позволяя ученице обдумать и заинтересоваться уже сказанным. Грустно усмехнулась, осознавая некую иронию в значении имени древней ведьмы. Черные глаза вновь нашли красивое лицо собеседницы, - Её звали Эаду, что значит "процветание". Ты встречала это имя в своих поисках?

Отредактировано Igraine Howard (2018-07-22 19:23:26)

+2

7

Она слушает подперев подбородок ладонью, слушает внимательно, прищурив глаза и размышляет над услышанным в этих стенах. Игрейн всегда была умна и сведуща во многих вопросах, зачастую потакая ей, своей последней ученице из Круга. Но... Мересанкх кривит едва заметно губы и вздыхает.
- Моя дорогая Игрейн, ты так долго растила меня, что, наверное, иногда забываешь - я чужачка. Я родилась и выросла в других землях, где история была другая и маги были иные, согнувшие спины под гнетом правителей испокон веков, пугающиеся малейшей тени, ищущие возможность получить свободу и независимость в тех землях, где они родились, выросли, завели семьи. - Она достает из поясной сумки свиток, один внешний вид которого указывает на его древность и аккуратно, едва дыша кладет на столик перед Учителем. - Месяц назад мне его доставили доверенные лица моего брата, правда на момент его доставки их количество знатно проредилось, - она откидывается в удобном кресле, устало и несколько обреченно разглядывает потолок, слушает воцарившуюся тишину в комнате. Да, Игрейн и слушать всегда умела, - знаешь, мне два года назад минуло тридцать зим, а чувствую я себя древней старухой, - Мересанкх неловко берет кубок с вином отчего рубиновые капли стучат по безумно редкому, она даже не сомневается в этом, дереву столешницы и разглядывает задумчиво отблески огня в золотых гранях. - Я даже тебе этого тогда не говорила, хотя, насколько помню, тогда я вовсе старалась больше молчать и никому не попадаться на глаза. Даже Аммар этого не знает. Я видела, - горький смешок слетает с ее губ, - я видела как перерезали сухожилия моего отца, чтобы он не смог оказать сопротивления, я видела как мою мать ночью выволокли на улицу и насиловали на глазах отца и соседей, я видела как их связывали, я каждое мгновенье слышу их крики, они застряли у меня тут, - она касается пальцем виска и замирает на мгновения, вновь вспоминая все это, - не думаю, что когда-то смогу все это выкинуть из своей головы, забыть, вздохнуть полной грудью и просто жить дальше. Знаешь, мне тогда было пять, не знаю каким чудом я спаслась, чьи боги отвели от меня беду, брат нашел меня через четыре дня, только тогда он смог незаметно добраться до уничтоженного города. Все это время, все, что я могла, это смотреть на сгоревшие останки людей, что некогда были мне родителями. Когда меня привезли к вам, когда я отошла, я поклялась отомстить. Ты знаешь, я всегда была усердна и достигала поставленных целей, потом, на глаза мне попалась крупица информации. Ты спрашивала встречала ли я имя Эаду? Да, - магесса  смотрит на женщину и делает еще один глоток чудного вина, - это смешно, нет, на самом деле смешно, что такая организация, как Круг Магов, так неумело прячет и зашифровывает информацию. Это имя я встретила в ваших летописях на десятом, кажется, году жизни. Тогда искать стало легче,понятней только не очень. Мне понадобилось семнадцать лет, чтобы собрать воедино то, что недоступно простым смертным, не скрою, это было нелегко и это, в конечном счете, оказалось совсем не то что мне надо, но рассказанную тобой историю я знаю. А вот это..., - она пододвигает свиток к Игрейн, - это схожая ситуация, которая едва не произошла у нас, задолго до Эаду, вот только на наших землях, силой такой так и не воспользовались в куда более худшей ситуации. Смешно, правда? Ваших магов невзлюбили только после этого, а наших ненавидели просто так?
Мересанкх трет ладонью лоб и закусывает кубу, обдумывая что-то свое, но в итоге лишь качает головой, будто отмахиваясь от навязчивых мыслей или чьих-то слов, слышимых лишь ею.
- Как бы то ни было, каких-либо сведений о конкретных зельях и ритуалах некромантии мне на данным момент не удалось найти. О, нет, - она качает головой в ответ на вопросительный взгляд Игрейн, - я рассказала тебе это не потому, что решила отступиться, это не мой путь - ты же знаешь. Я продолжу поиски и что-то мне подсказывает, что недостающие крупицы я смогу найти лишь на своей родине и, пока, только это и останавливает меня. Просто... - Мересанкх переводит свой взгляд за окно и устремляет его куда-то в даль, - а впрочем ладно. Игрейн, милая моя, быть может мы перейдем непосредственно к тому вопросу из-за которого я здесь? И думается мне, это не желание провести экскурс в историю.

+2


Вы здесь » Velmaren. Broken Crown » Страницы прошлого » Я жду от тебя вопросов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC