Добро пожаловать в Вельмарен! Годы мира, построенного на огне и крови, практически закончились и слишком много людей не желают его продлевать. В Подземных тропах зреет восстание и заговоры против вардрийцев и трех королевств. Маги, сполна испившие человеческой жестокости, готовы объявить открытую войну. Но все это не имеет значения: если пробудится древнее зло - уже не будет ни врагов, ни союзов...
Солнечная пора (июнь), 1200 год
Вверх Вниз

Velmaren. Broken Crown

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Velmaren. Broken Crown » Печать настоящего » У меча предназначения два острия, одно из них - ты, а другое - смерть?


У меча предназначения два острия, одно из них - ты, а другое - смерть?

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

В роляхRhion Holmudr/Arngeirr

Время и место событийСевер
Солтид, 1200 г.


http://s9.uploads.ru/OU97Y.jpg


Выцветает в низинах вереск, шелестит берегов осока, а у Стража бьётся сердце непривычно для человека громко — не в летящих на север птицах он увидел свою погибель, а в смеющейся звонко Рыжей, босиком пробегавшей мимо. Страж вдыхает бесшумно тропы, по которым она уходит слабой девочкой незнакомой, овивая свои же ноги леденящей могильной цепью — арабеской цветов дурманных.


СюжетПоследняя вылазка стражей обернулась смертью практически всего отряда, а возможно и всего, страж не знает. Каждая минута грозиться стать последней. Наконец-то долгожданная смерть, неужели Боги сжалились над ним и прислали прекрасную рыжую воительницу, чтобы забрать в свои чертоги. Или всё же смерть вновь откажется от него и прислала спасительницу?

Отредактировано Arngeirr (2018-02-08 19:14:13)

+1

2

"Проклятье. Глупая получилась вылазка, плохо скоординированная. Мы полезли туда, даже не имея хотя бы половины нужной информации и во, что это вылилось в итоге... Зараза..."
Арнгейрр посильнее зажал рану на боку, которая снова начала сильно кровоточить, хотя он думал, что кровь давно перестала идти. Она болела, жгла бок, подкашивала ноги, но страж упорно продолжал идти вперёд.
"Я даже не заметил, какая из тварей меня зацепила. Там была бойня, надеюсь, что хоть кто-то выжил. Хотя я вроде видел, что капитан пал... а меня отделил от них проклятый обвал..."
Всё же Охотник упал на одно колено, поморщился и сплюнул. Дыхание становилось всё более тяжёлым, с каждым движением силы покидали его, но он ещё не сдался, пока не сдался. Зарычав про себя, посильнее сжав древко копья он поднялся с колена и продолжил свой медленный путь. Он не решился остановиться, чтобы вновь перебинтовать раны, хотя в начале он постарался сделать всё, чтобы обеззаразить рану, смазал её целебной мазью, как ему сказали, когда он брал её с собой, да и повязки периодически менял, пока они у него были. Страж понимал, что если он сейчас остановиться и присядет, то уже никогда не встанет, ему просто не хватит сил.
"Зачем я продолжаю идти? Зачем продолжаю бороться? Я ведь получил, что хотел. Смерть в бою, искупление своей кровью грехов.
Так зачем я всё это делаю? Какой смысл в этом?"

Перед глазами всё расплылось и ноги вновь подкосились, но в этот раз Арнгейрр смог удержаться на ногах. Перед глазами продолжало всё плавать, но всё же, он хотя бы видел дорогу перед собой. В подземелье трудно определить время, поэтому Охотник не знал сколько идёт, но врятли очень долго он потерял слишком много крови. И вот в глаза ударил резкий свет, которого мужчина никак не ожидал. Свет заставил остановиться и прищуриться. Страж не понимал, как умудрился выбраться на поверхность, как и не понимал где находиться. Но теплота солнца дарила какую-то странную надежду на выживание. Перед глазами везде лежал снег, который вызвал лёгкую улыбку на лице.
"Снег? Летом? Забавно, очень забавно, зато, как в родных краях, откуда я давно ушёл и где так давно не был."
Арнгейрр, увидев небольшой, по его мнению, лес, направился в ту сторону. Но пройти весь путь ему не удалось, ноги отказывались идти дальше, поэтому мужчина упал в снег.
"Теперь уж нет, теперь не будет, как хочется судьбе. Умирать, так на своих условиях. Я охотник, а значит и умирать буду в лесу,
а не посреди белоснежного поля."

Собрав всю оставшуюся волю и силу Охотник пополз к деревьям, пачкая прекрасный, белый снег своей кровью. Наконец цель была достигнута, и он оказался возле дерева. С огромным трудом страж перевернулся и заставился себя сесть, облокотившись о ствол дерева. Снег должен был казаться холодным, но оказалось, что он грел, хоть это было и обманчивое чувство.
"Тебе не удастся подшутить надо мной, Госпожа, только не в этот раз. В этот раз, я уже не ускользну из твоих цепких лаб. Я у верен, что на всю округу нет ни одной живой души. Хотя если бы ты прислала парочку диких зверей, чтобы я мог отправиться к предкам в бою, было бы очень любезно с твоей стороны."
Рука была убрана от раны и потянулась к шее, чтобы сдёрнуть небольшой амулет, подарок одной рыжей северянки. Страж не думал, что будет носить его, но одев однажды, он понял, что амулет словно сросся с ним. Арнгейрр посмотрел на амулет мутнеющим взглядом и ухмыльнулся.
- Ты ошиблась, рыжая девочка, ты поставила совсем не на того человека. Ты надеялась, что я позову тебя, когда буду умирать,
но это была глупая надежда. Я слишком горд, чтобы звать, поэтому ты не дождёшься такого удовольствия. Ты слышишь, рыжая?! Я Арнгейрр, сын Торнбьёрна, не призову тебя, ибо я не боюсь своей участи! Я готов к ней, давно готов!

Страж рассмеялся, но смех быстро превратился в кашель, который долго не хотел прекращаться. Изо рта потекла тонкая струйка крови. Рука сжала амулет и опустилась на землю.
- Глупая, рыжая девочка... Надеюсь ты найдёшь то, что ищешь...
Эти фразы были произнесены практически шепотом. Вторая рука покрепче сжала древко копья.

Отредактировано Arngeirr (2018-02-03 10:47:06)

+3

3

«пос­ле боя на­хо­дят ра­не­ных
ча­ще там, где кру­жил­ся во­рон»

[indent]

Год 1200, месяц Солтид, день третий
Стелется туман под ногами. С гор неспешно он стекает, чтобы гнездо себе свить в низине влажной, изредка ветром холодным тревожимый. Тучи над головой тяжелы и угрюмы, вот-вот готовые пролиться на землю слезами своими ледяными.
Она ступает легко и бесшумно сквозь заросли и бурелом леса векового, подобно волчице своей, что верно следует за ней. Она не была здесь давно, так давно... Но, все же, не позабыла тропы звериные - единственно возможный путь в этих диких краях, непокоренных воле людской и, все еще, не до конца изведанных ее народом.
Они бредут вперед - человек и зверь, окутанные дурманными ароматами хвои и подступающей грозы, что зарождается где-то на востоке, средь бушующих волн ледяного океана.

Хлопанье крыльев, хриплое крумканье, внимательный взгляд. Она поглаживает осторожно взъерошенный хохолок на голове устроившегося на ее плече ворона и продолжает идти дальше, с укоризной взглянув на зарычавшую Хальдис - та всегда была несколько ревнива. Мудрая птица минуты ли, часы ли спустя выводит их к конечной цели.
Благодарю, милая. А теперь лети, ветер меняется, быть буре.
Мощным клювом на прощанье птица треплет ее по волосам и скрывается меж деревьев, а она склоняется над бредящим человеком.
Сколько времени прошло? Год почти? Или уже? Время тебя не пожалело, Охотник.
Из ослабших рук она забирает копье, откидывая его и качает головой на горячечные слова мужчины.
- Глупец, но ведь ты и позвал в конечном счете, - потерявшего сознания она взваливает его на недовольную волчицу и они скрываются меж ветвей.

[indent]
Год 1200, месяц Солтид, день пятый
За окном непогода, за окном раскаты грома перемежаются с заунывными песнями ветров и дробным звучанием дождя. За окном разверзло пасть небесное чудовище, желающее затопить все до самого горизонта, не оставив ни следа человечества, а здесь... Здесь тепло, пахнет сытной похлебкой, пряными травами и совсем немного влажной звериной шерстью. Здесь в очаге потрескивают смолянистые поленья, а над огнем в котелке закипает вода. Здесь мало кто бывает и еще меньше знают про эту заброшенную хижину, что стала ей одним из тайных убежищ.

Она растирает в ступке цветки ромашки, добавляет щепоть измельченной коры босвеллия, осторожно перемешивает. Она плавно движется по небольшому помещению, танцуя одной ей ведомый танец - от сундука до очага - раз-два, добавить в кипящую воду истолченные ингредиенты - три, перемешать и снять с огня, оставив настояться - четыре, поворот. И, заново - очаг, стол, налить настоя из кувшина, смочить лоскуты для перевязки, переступить дремлющего зверя по пути к грубо сколоченной койке, где лежит мужчина.
Хальдис, кошкой свернувшаяся подле огня, лениво поглядывает на своего человека сонным взглядом, морщится и едва слышно бурчит - ей не нравится этот человек, да еще в их убежище.

- С пробуждением, Охотник, - она склоняется над ним, едва заметив затуманенный взгляд гостя блуждающий по потолку, проверяет повязки, походя трогает лоб холодными пальцами и отходит в глубь хижины, - не ты ли говорил, что тропы пожрут, что не место там? Того ли ты, Охотник, пытался предостеречь? - он хмурится в ответ и неуклюже пытается приподняться. - Лежи, бестолковый! - Рион прикрикивает на него, вернувшись обратно и насильно укладывает обратно, - у тебя лихорадка, да и толку от твоего барахтанья? Только швы разойдутся.

Отредактировано Rhion Holmudr (2018-02-13 16:33:53)

+2


Вы здесь » Velmaren. Broken Crown » Печать настоящего » У меча предназначения два острия, одно из них - ты, а другое - смерть?