Добро пожаловать в Вельмарен! Годы мира, построенного на огне и крови, практически закончились и слишком много людей не желают его продлевать. В Подземных тропах зреет восстание и заговоры против вардрийцев и трех королевств. Маги, сполна испившие человеческой жестокости, готовы объявить открытую войну. Но все это не имеет значения: если пробудится древнее зло - уже не будет ни врагов, ни союзов...
Время коня (июнь), 1200 год
Вверх Вниз

Velmaren. Broken Crown

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Velmaren. Broken Crown » Печать настоящего » Ich komme für dich


Ich komme für dich

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

В роляхАрьенн/Рейнир

Время и место событийсолтид 1200/Бриар


http://s2.uploads.ru/pR7Fx.png


через тысячи лет


Сюжет
Праздничный пир в вечно нейтральном и миролюбивом Ивелине совпадает с выпуском новоиспеченных целителей. В Гильдии молодежь учат лечить раны, спасать жизни других людей. В Гильдии не учат драться, чтобы спасти свою собственную жизнь.
Я иду за тобой.

+1

2

[indent] Едва под каменными сводами Гильдии успела прозвучать последняя клятва, как все ученики, студенты, новоиспеченные целители и даже некоторые старейшины, с нетерпением начали выходить на улицу, направляясь в сторону Радужного озера. Там, на берегу, даже издали можно было увидеть огромные белые шатры, от которых даже глаза слепило, и снующих в суматохе жителей Ивелина. Еще бы – этот день, посреди дождливого первого месяца лета, выдался на удивление солнечным и погожим, словно специально в честь праздника.
[indent] После посвящения выпускников, в Ивелине всегда был праздник - это стало вековой традицией, и совпадал он по обыкновению с Солнцестоянием, потому встретить на торжестве можно было кого угодно – начиная от ведьмаков, заканчивая заезжими жителями островов Свободы.
[indent] Арьенн, перемолвившись парой фраз со старейшиной Ивеном, по дороге к озеру, торопливо свернула вправо, быстро догнав небольшую группу студентов, направившихся к их замку. Интересовала молодых людей преимущественно кухня, ведь даже на праздник всё готовилось самостоятельно. Девушке столь сильно нетерпелось оказаться на свежем воздухе с самого утра, что, уже не дожидаясь окончания веселой болтовни, Арьенна поспешила обратно к шатрам, не забыв прихватить большое блюдо с яблочным пирогом, испеченным ею утром, едва успело солнце взойти. Остальное принесут сами.
[indent] Принцесса шла быстро, но осторожно, ловко маневрируя между людьми на своем пути и стараясь не испачкать выпечкой светло-зеленое простое платье. Чем ближе подходила, тем сильнее улыбалась, проникнувшись заразительным духом беззаботности и веселья. Мельком оглядела происходящее – шатров сегодня был примерно с десяток, все они стояли один за другим у самого берега. Под ними были длинные столы, на которых бриарцы проворно расставляли еду и напитки, а чуть поодаль мужчины жарили поросят на вертелах.
[indent] Собравшихся людей было довольно много, прямо глаза разбегались. Среди большинства знакомых лиц местных, Арьенн заприметила двоих мужчин с халифата, узнав их необычную речь, а еще, как ей показалось, нескольких вардрийцев, что исчезли из виду слишком быстро, торопливо. Девушка нахмурилась, это было странным – хоть жители сурового северного края и были в Ивелине гостями не частыми, но с бриарцами неплохо ладили и всегда оставались на празднование, поддавшись всеобщему веселью.
[indent] Впрочем, мысль эта занимала ее хорошенькую голову не долго – ее окликнули, и девушка очень быстро отвлеклась. Завертев головой на звук своего имени, Арьенн быстро отыскала своих однокурсников, под самым дальним шатром, норовивших утащить из-под носа хозяйки местной пекарни свежую сдобу.
[indent] - А яблочный пирог нам испекла сама принцесса Элинейра, - нарочито громко и беззаботно подтрунивал Аарон, сразу же потянувшись за пирогом, а Арьенн поморщилась - не любила когда здесь упоминали ее титул, - Надо отметить этот день в календаре.
[indent] - Отстань от девочки. Лучше бы помог, разве не видишь, что тяжелое? - осекла его шутки Марта, та самая хозяйка пекарни и пошла ей навстречу, дабы помочь, а Арьенн не смогла сдержать улыбку, но от рук женщины увернулась.
[indent] - Осторожнее Аарон, ты же знаешь, как я люблю яды, - с милой улыбкой ответила она другу, едва тот собирался откусить  кусок выпечки, которую успел таки стащить, и с глухим звуком поставила блюдо на стол. – Ладно, пошутила, ешь спокойно. Боги, какое же оно и вправду тяжелое…
[indent] Разминая запястья, Арьенн потянулась к кувшину с соком, наполнила стоящую на столе пустую чашу и попыталась утолить мучающую весь день жажду. Поговорив еще какое-то время с друзьями, девушка подошла поближе к Марте, чтоб не перекрикивать звучавший отовсюду смех и веселые песни.
[indent] - Сегодня мало приезжих гостей, удивительно. Обычно такое впечатление, что на Солнцестояние Ивелин вмещает половину Вельмарена, - задумчиво разглядывая окружающих, Арьенн медленно отпила сока и посмотрела на хозяйку пекарни, расставляющую оловянные тарелки. Отставила чашу, потянувшись к посуде, чтоб помочь женщине, и неожиданно вспомнила о том, что ее смутило. – Кстати, Марта, ты видела вардрийцев? Мне показалось, что они здесь были, но ушли больно быстро. Обычно допоздна задерживаются…
[indent] - Не знаю, милая, кто их поймет? Может дела какие. Вернутся - от ивелинского эля, моей сдобы и жареных поросят Бернара никто просто так не отказывался, так что… - мягкая, чуть поспешная речь женщины оборвалась, обычно румяное лицо побледнело, а глаза наполнились страхом.
[indent] Где-то из-за спины раздался пронзительный женский крик, отчего Арьенн резко обернулась, чувствуя, как похолодели ладони. За одним криком последовал еще с десяток других, звон посуды и брань мужчин. От того, что развернулось перед глазами, девушка просто не могла первое время пошевелиться – страх сковывал движения, съедал мысли и заполонил изнутри, не оставляя места другим эмоциям. Арьенн видела смерть и раньше, но тогда людей забирала болезнь или старость, сейчас же это делали люди. Сколько их было? Десятки? Сотня? Во всей той суматохе не разберешь. Они пришли со стороны главного здания Гильдии, люди в одеждах из кожи и грубой ткани, с обнаженной сталью в руках. Сталь их с каждой минутой все больше покрывалась багрянцем, и все меньше оставалось в этом месте живых жителей Ивелина.
[indent] Если ее кто и звал, то Арьенн не слышала, не могла отвести глаз от падающих замертво тел мужчин, женщин и детей, хоть и хотелось отчаянно. Даже слезы, навернувшиеся на глаза, стереть не могла – то место, что было раем и стало вторым домом, безжалостно разрушали…
[indent] - Вардрийцы. – тихо сорвалось с губ девушки на выдохе, а затем она почувствовала, как кто-то схватил ее за плечи и с силой встряхнул.
[indent] Принцесса несколько раз моргнула, придя в себя. Ветер принес запах гари, какие-то здания за Гильдией горели, судя по столпам черного дыма, поднимающегося в небо.
[indent] - Арьенн, бежим! – с силой потянув девушку за собой, ее однокурсник уже не ждал ответа.
[indent] И она побежала, так быстро, как только умела, практически ничего не понимая от нахлынувшей на нее паники. Невольно поглядела справа от себя и, сквозь пелену слез, увидела маленькую дочь Марты и двоих незнакомых детей, оттесняемых к озеру вооруженным варваром. Едва ли Арьенн подумала о том, чем сможет помочь против того, кто раза в два больше ее самой, но незамедлительно вырвала пальцы из цепкой хватки Аарона и рванулась к берегу.
[indent] В какой момент принцесса поняла, что что-то было не так, она бы никогда не смогла ответить - то ли что-то было в необычного облике нападавших; то ли странно было услышать от того «вардрийца», которого она со всей силы толкнула в озеро со спины, ругань на родном и весьма понятном вельмаренском; то ли сыграло роль различие в одежде меж нападавшими и теми вардрийцами, что пытались их защитить. На этот раз, вне сомнения, настоящими. Раздумывать об этом, как и о том, кому выгодно нападение на Бриар, было некогда - девушка, не мешкая, ухватила за руки детей и побежала к Гильдии, где видела вооруженных спасителей.
[indent] Далеко убежать не удалось, ее остановила грубая рука, с силой потянувшая за волосы обратно. Выпустив из своих похолодевших пальцев маленькие ладони, Арьенн тихо всхлипнула от боли, цепляясь в мужскую руку.
[indent] - Лора, бегите в Гильдию! – успела промолвить, глядя на испуганных детей такими же испуганными глазами, а затем прикрикнула, когда те не сдвинулись с места. – Быстро!
[indent] На этот раз они послушались, и у Арьенн стало на одну проблему меньше. Только слезы вновь начали застилать глаза, на сей раз от боли. Увидеть того, кто ее поймал, она не могла, но судя по мокрой одежде, это был тот, кого она так неосторожно искупала в озере Ирис.
[indent] Вырываясь, внезапно девушка поняла, что падает. Мужчина грубо бросил ее на землю, и Арьенна прикусила губу, больно ударившись коленями и исцарапав ладони. Резко обернулась, посмотрела на него заплаканными глазами и утвердилась в своей догадке. Отползая назад, девушка случайно нащупала камень, судорожно сжала пальцами, хоть и понимала, что он вряд ли ей поможет. А еще, глядя на темноволосого приближающегося мужчину с безумным взглядом, понимала, что так просто, как в первый раз, уже не отделается. Только сдаваться и просить пощады не собиралась, хоть и выхода другого не было.

+2

3

На точеном бледном лице горят два огромных, прекрасных блестящих глаза. Они смеются, и теплое, искрящееся темно-голубое море плещется внутри. Внезапно краски начали тускнеть; очи распахнусь шире, цвет их потемнел, они потухли. Стали такими же безжизненными, как гранитные глаза изваяния.
По белой щеке поползла муха. Перебралась на глазное яблоко и остановилась, увлеченно потирая лапки.

Его разбудил сильный толчок в плечо. Дернувшись, Рейнир разлепил глаза, хмуро поглядел на вардриса, который его разбудил:
- Бессмертный иль как?
- Погоди ты рычать. Как можно спать, когда празднество в разгаре? И потом ты все пропустишь.
- Знаю я этих тьосов, - ярл снова откинулся на сено, закинув руки за голову и снова закрыв глаза. Тюк лежал на повозке, принадлежавшей какому-то бриарскому торговцу, который не стал возражать пятерым представителям вардрийского народа, - Хороший праздник – когда мед и кровь льются рекой. А это – детский утренник.
Кругом царила суета и радостная атмосфера праздника летнего солнцестояния. В Ивелине он и его товарищи были проездом, но запах готовящегося мяса и веселая музыка заставили их разбить лагерь неподалеку. Не сказать, что вардрисы вели себя как-то иначе, чем остальной разношерстный люд, пришедший на праздник, но все старались держаться от них на более или менее безопасном расстоянии.
- А я бы остался. Поел бы барашка, вина их напился, пусть оно и кислое, как моча ослиная…
- Частенько мочу ослиную пьешь? -  вклинялся в болтовню Гендрика второй вардрис.
- Рот закрой, Яррен, и мечтать не мешай. Так вот… прижал бы в танце девушку, тело бы ее горячее через рубашонку пощупал… О! Вон, какие курочки. Я бы перышки бы им пощипал! Хотя бы той, беленькой. Хороша то как. Гляди, Рейнир!
- Баб я что ли не видал.
- Таких как эта – точно нет.
- Это целительницы, недоумок. Не простые деревенские девки.
- Да хоть бы сами королевишны. А коль целительницы, пусть меня исцелят!

- От удара семени в башку.

Погода стояла теплая, даже душная. Ветер стих, как только день начал клониться к концу, а солнце начало тонуть в ложбинке гор, озаряя красными своими лучами землю
Мясо и вправду было мягким и сочным, а бочонок пива, наполовину уже опустошенный, только подначивал аппетит. Многие корчмари выставили столы прямо на улице; вардрийцы заняли один из таких.. Народ кругом подпил, музыка заиграла громче, начались пляски. Рейнир наблюдал за происходящим со стороны, углядел нескольких подозрительных типов, одетых как обычные кметы. Вардрис прищурился: что-то с ними было не чисто. Воину было жаль, что Солнцестояние он празднует здесь, в Бриаре, а не на своей родине. В Вардрисхейме двадцать первое число солтида вместе с вардрийским народом отмечает сам Сменья, и суда он вряд ли заглянет на своей колеснице.
Опрокинув всю чарку залпом, ярл поднялся со скамьи и со звоном поставил перевернутую тару на стол:
- Пора.
Не успел он и усы вытереть, как слух прорезал прозительный и дикий крик «убивааа…», оборвавшийся резко, а потом все внезапно обратилось в хаос. Прямо среди толпы возникали новые очаги кровопролития, людей охватила паника. Не понимая, откуда идет угроза, кметы соскакивали с телег, выбегали из-за прилавков, сталкиваясь и сшибая друг друга с ног. Всеобщий многоголосый рев вознесся к небесам.
Вардрисы вскочили.
- Ну слава богам, - Рейнир достал из-за спины меч и топор - из-за пояса, обхватил их удобнее, - Развеем скуку.
Они разошлись веером.
Рейнир увидел крестьян, в спешке и на ходу сдиравших с себя свои залатанные рубахи, под которыми прятались темные кожаные доспехи. Принадлежность головорезов к какой-либо фракции определить было невозможно, их мотивы – тоже, что не мешало одуревшим от страха людям путать их с вардрийцами и кричать об этом на каждом углу. Один из черных напал на ярла, со спины, но этим не застал его врасплох: с полуоборота вардрис рубанул его мечом, после чего сразу последовал контрольный удар топором по загривку. Кровь брызнула в лицо. Толпа разделилась, раздробилась, словно волна прибоя, и на празднество внеслись конные в сверкающих латах, пришедших на спасение бедным крестьянам и гостям Ивелина. В такой суматохе и панике быстро скакать они не могли, а одного из гвардейцев сразу же стащили на землю и закололи мечами, как свинью. Рейнир положил еще двух ублюдков, одетых в темное, остановился, чтобы выглядеть своих. Недоброжелателей оказалось много больше, чем ему показалось сначала, из потехи бой превратился в резню, и ярл понял, что пора уходить. Тут по спине его огрела палица, но целились, очевидно, в затылок. Чудом удержавший равновесие мужчина резко отскочил от конного гвардейца, прошедшего мимо на рысях и развернувшегося, чтобы напасть снова. Земля под копытами коня превратилась в месиво, смешалась с кровью, и он поскользнулся, упал грудью в грязь, а всадник полетел вперед, приземлившись перед ногами Рейнира. Пока тот не встал, вардриец поднялся на бег, решил обогнуть эпицентр бойни, чтобы найти Гендрика и остальных, приказать им отступить. 
- Арьенн, вернись! – орал кто-то истошно.
Вардрис приостановился, увидев, как юнца тут же забили насмерть. Потом взгляд метнулся к реке, где развернулась новая занятная картина: вдалеке светловолосая девушка толкнула головореза в воду, дав возможность троим детям кметов бежать.
- Забей на щенков! Принцессу живьем, живем бери! – орал тот, что вместе с приятелем укокошил парня.
Девушка закричала, ее схватили, она снова вырвалась, ползла по земле. Двое остались на расстоянии, хохоча над попытками жертвы спастись от лап их подельника. Сомнения в том, что он  схватит девчонку у них не было. У Рейнира было.
Топор пролетел со свистом и достиг своей цели – черепа нападавшего, раскроил его, как скорлупу. Смех бандитов оборвался, несколько секунд они стояли неподвижно, опешившие, пока вардрис активно шел им навстречу. Он подошел к лежащим на земле девушке и мертвому ее неприятелю, выдернул из головы последнего свое оружие. Встал перед девчонкой, загораживая ее, посмотрел на тех двоих и развел руками, в которых держал топор и меч, мол, долго еще вас ждать?
Ждать больше не пришлось. Черные ринулись на Рейнира, он на них. Один вдруг вскрикнул и упал с болтом в шее, второго ярл убил быстро. Из дыма появились три вардриса, Годрик улыбался во весь рот, помахивая отжатым у кого-то арбалетом.
- Точно Сменья решил заглянуть в это местечко, братцы!
Одно из окон здания гильдии лпнуло, из него полыхнуло пламенем. Белые шатры исчезли в черном дыме, кругом царила неразбериха, на смену крикам все чаще приходили душераздирающие стоны.
- Найдите Яррена. Встретимся в лагере.
Положив пальцы в рот, Рейнир засвистел пронзительно громко. Он обернулся на движение и заметил принцессу, что стремительно бежала четко по направлению башен гильдии, утопающих в дыме костра. Где-то позади послышались новые крики ужаса и дикий рык - волчица не заставила себя долго ждать. На ходу запрыгнув на косматую серую спину, вардриец в момент догнал светловолосую, схватил ее за пояс и ткань платья, перекинул через холку волчицы и, обогнув озеро, умчался в сторону леса.

Отредактировано Reynir Blóðug (Вчера 18:34:42)

+2

4

- Что такое принцесса? Уже не такая храбрая? - насмехался мужчина с окровавленным мечом в руке, медленно, но неумолимо приближаясь к ней.
- Пошел к черту! - прошипела Арьенн, упрямо вздернув подбородок, и еще сильнее сжала камень исцарапанной, испачканной в земле рукой.
Несмотря на показательную храбрость и нежелание сдаваться, несмотря на то, что ей была противна сама мысль просить о пощаде, Арьенн боялась. А приближающийся к ней головорез знал это и упивался ее страхом, специально медлил, мучая ее. Растерянная, испуганная и, с каждой минутой, слабеющая девушка продолжала отползать, не сводя напряженного взгляда с мужчины, будто то могло ее спасти, отстрочить неминуемое и уповала на чудо - все, что ей оставалось в данную минуту. В чудеса она не то чтобы верила, но выбирать не приходилось.
Спустя какое-то бесконечное мгновение Арьенн уверилась, что они иногда случаются. Как иначе объяснить просвистевший над ее головой топор, застрявший аккурат посередине черепа ее мучителя? Жестокие глаза более не насмехались, варвар глухо повалился замертво.
Стирая со щек слезы дрожащей рукой, девушка инстинктивно завертела головой в поиске источника своего спасения. Искать долго не пришлось - перед ее взором очень скоро предстал вардриец, которому и принадлежало столь метко запущенное оружие. Огромного роста, широк в плечах, с пронзительно-голубыми глазами, что сразу врезались в память намертво. Больше ничего разглядеть она не сумела - северянин выдернул топор из раскроенного черепа и загородил ее собой от еще двоих головорезов, что стремительно приближались в их сторону.
Даже в такую минуту, когда в ее сознании не было ничего, помимо затопившего ее ужаса, Арьенн посетила нелепая мысль о благодарности. Вот только сейчас оно было совсем не с руки, а желание оказаться за стенами Гильдии, в безопасности и желательно рядом с дядей Экбертом оказалось сильнее. Что было дальше девушка уже смотрела, неуклюже поднявшись с земли принцесса просто побежала в сторону замка. Побежала так быстро, как только могла, порой спотыкаясь и едва не падая, с трудом разбирая дорогу сквозь едкий дым, нещадно жгущий глаза, но более не оборачиваясь. И отчего-то ей казалось, что не добежит - либо кто-то обязательно оборвет ее жизнь в любую секунду, либо она просто сойдет с ума от истошных криков и рек крови вокруг.
Еще один жадный вдох, еще шаг и гулкий удар сердца, готового покинуть грудную клетку, глухое рычание позади и Арьенн почувствовала на своей талии чью-то сильную руку. Руку, безжалостно оборвавшую надежду на спасение и свободу. Ее снова поймали, подняли в воздух и закинули на спину неведомого зверя, стремительно мчавшегося вперед так быстро, словно желал обогнать ветер. Вскоре Арьенн догадалась, что то был за зверь - вардрийский волк, о которых она слышала много рассказов от местных жителей, но ранее всегда считала рассказы те всего лишь сказкой. Сказка обернулась жестокой реальностью, волк увозил ее из Ивелина в сторону леса, и она не знала, чего боялась больше - огромного зверя или того, кто им управлял. У нее было лишь одно знание - она хотела свободы.
Страх не покидал ее, слезы вернулись. Думать о чем-либо принцесса не могла, а потому действовала по наитию. Вцепившись пальцами в косматую серую шерсть, чтоб не упасть, Арьенн приподнялась, пытаясь извернуться и сесть на спину зверя. Удалось лишь благодаря необъяснимому везению, но в ту же секунду она вновь почувствовала руку на поясе, а следом оказалась грубо прижата спиной к мужской груди. Отчаянно вырываясь, со всей силы и не глядя, ударила сидевшего позади локтем, сначала куда-то по ребрам, затем выше, судя по всему попав лицу - хватка на талии ослабла и девушка едва не свалилась на землю.
Резко обернувшись, Арьенн чудом успела ухватиться за предплечье мужчины. Подняв голову, она признала в человеке ее пленившем, своего спасителя. Страх в заплаканных глазах вмиг сменился сожалением, ей захотелось извиниться, но сил промолвить хотя бы слово девушка в себе так и не нашла. Лишь понадеялась, что поймет по глазам. На короткое мгновение ее окружило необъяснимое чувство спокойствия и безопасности. На мгновение - сразу после начал возвращаться страх и стали возникать вопросы: зачем догнал ее, почему держал столь крепко, не дав ни единого шанса освободиться от сильных рук, что мог и, главное, собирался с ней сделать?
Только значения это уже не имело - одного короткого мига успокоения, обретенного в этих руках, оказалось достаточно, чтоб спало напряжение заставлявшее просчитывать ситуацию и бороться за свою жизнь, и чтоб измученное опасностью сознание стремительно начало покидать ее. Дрожа, более не пытаясь вырваться, наоборот - не отпуская предплечья северянина, Арьенн продолжала смотреть на красивые мужские черты. Перед взором все расплывалось, голоса, крики, борьба - все ускользало, оставалось позади.
- Спасибо... - промолвила Арьенн, сама до конца того уже не понимая, единственное слово, которое знала на вардрийском. Последнее, что девушка запомнила - обжигающий взгляд ярких голубых глаз, непостижимо соединивших в себе неистовое пламя и лютую стужу. Затем наступила темнота.
***
Она лежала на чем-то мягком. Ее окружали звуки, несущие умиротворение - шум листвы, треск костра, пение птиц и чьи-то голоса. Они приносили покой, облегчение, но принцесса не понимала от чего. Тело болело. Открыть глаза было невероятно трудно, и она сумела это сделать лишь спустя долгие минуты. Перед глазами было ночное небо, усыпанное звездами, видневшееся сквозь темные кроны вековых деревьев. Не без труда Арьенн повернула голову влево и столкнулась взглядом с уже знакомыми глазами, внимательно за ней следившими.
Воспоминания болезненно пронзили мозг, словно острая иголка - гильдия, посвящение, праздник и кровавая бойня. А перед нею был вардриец, спасший ей жизнь. Вот только благодарить его Арьенн более не спешила, не понимая, где находится, и зачем он ее привез в это место. Страх вернулся так быстро, словно никуда и не исчезал.
- Кто ты такой? - резко поднявшись, Арьенн испуганно отползла назад, не сводя настороженного взгляда с воина, и почувствовала, как закружилась голова от этих действий. Договорить она заставила себя через силу, - Где... Где я?

+2

5

Горизонт съел последний луч уходящего солнца, но на небе позади по-прежнему горело зарево пожаров.
Остановив волчицу у лагеря, он соскочил наземь. Кони на привязи всполошились, зафыркали: привыкнуть к соседству с огромным хищником им никак не удавалось. Рейнир стащил со спины волчицы обмякшее тело незнакомки, закинул к себе на плечо – весила она всего ничего – направился к костру.
- Опять я пропускаю все самое… Холера! – Неллен, оставленный охранять лагерь и лошадей, заметив окровавленное лицо и одежду Рейнира, уже состроил недовольную мину, но осекся, уставившись на женские ноги и бедра, свисавшие с плеча воина, - Это еще кто?
- Пленница, - сухо ответил вардрис, проходя мимо, бесцеремонно скинул девчонку на ворох шкур, - Принцесса.
- Хо-хо, высоко метишь! На кой она нам?
- Может и ни на кой. Очнется – узнаем.
- Твоя воля, ярл.
Вардрис махнул рукой на девушку без сознания, ушел к костру. Рейнир остался. Вытащил из-за пояса топор, взял его у самого лезвия, древком повернул лицо девушки, некоторое время разглядывая его. Хрупкость – первое, что приходит на ум. Светлая кожа, брови вразлет, маленький вздернутый нос, полные губы. Красивое лицо. На щеке сажа, на платье кровь – не ее. Светлые волосы спутались, разметались по овчине. Красивая девушка. Но слабый интерес – это все, что она вызывала в Рейнире.
Мужчина почесал ссадину на носу – принцесса здорово влепила ему локтем во время поездки. По пути в лагерь, вардрийцу пришлось лавировать волчицей, обходя горящие строения и гвардейцев, бьющихся с «черными». При этом девчонка, насильно схваченная им, с положением своим не была согласна, пыталась вырваться любым способом. Остановиться Рейнир не мог, потому с трудом удерживал извивающуюся беглянку при себе, жестко прижал ее собой к холке зверя, за что и получил от принцессы по физиономии. На спине серой Солвейг развернулась короткая борьба, в хоте которой незнакомка чуть не улетела на землю, если бы вардриец, проклиная все, на чем свет стоит, не ухватил ее, а она, в свою очередь, не ухватилась за его руку. В тот момент он первый и последний раз встретился с ней глазами, и она перестала сопротивляться. Как только они нырнули в лес, принцесса вымолвила «спасибо» на языке вардрисов и отключилась.

***

Несмотря на теплую ночь, костер трещал весело и бурно, искры его долетали до самых ветвей деревьев.
- …Да как вообще можно нас спутать с этими тьосами?! – не прекращал басить Ёфур, весь покрасневший – толи от возмущений, толи от того, что развалился слишком близко к костру.
- Зато кости размяли, - потянулся на шкурах Гендрик, - Даже к рыжим собакам захотелось. Давно мы не заглядывали в Рованчестер, а, Рейнир?
- Бриар дождался, - ярл стоял, прислонившись к толстому стволу дуба и сложив руки на груди, глядел в костер, продолжил, будто и не слушал вовсе, куда завел разговор, - Вот куда привел их хваленый нейтралитет. Гребанные пацифисты.
Со стороны наваленных шкур послышался какой-то невнятный толи стон, толи вздох. Рейнир услышал тут же и обернулся.
- Ну вот. А говорите «окочурилась-окочурилась», - буркнул Неллен, жуя вяленное мясо, которое товарищи принесли ему из корчмы Ивелина.
Кровавый подошел к девушке, что лежала на мехах, сел напротив нее на корточки, приложив кулак ко рту, терпеливо ждал, пока она придет в сознание. Когда это произошло, принцесса распахнула глаза, поглядела на Рейнира и ее передернуло. Пусть сейчас его лицо уже не было перепачкано кровью и не было озлоблено воинственной гримасой, вадрис привык, что при первой встрече тьосы так реагируют на него, особенно женщины.
Испуганная, она отпрянула назад резко, залепетала вопросами, более всего сейчас тревожившими ее. Отползала она так стремительно до тех пор, пока не уткнулась спиной в косматый бок Солвейг. Волчица резко подняла голову с лап, обернулась на принцессу одноглазой мордой и ощерилась, показывая незваной гостье свои белые клыки и черные десны. Шкуры, на которых лежала девушка, пахли хозяином, сука всегда спала рядом, поэтому считала их больше своими, нежели незнакомки.
- Злится, что ты клок шерсти выдрала, когда мы ехали суда, - прищурившись, высказал Рейнир, не собираясь хоть как-то одернуть зверюгу, - Не советую так приближаться.
Он знал, что Солвейг сейчас не причинит девчонке вреда, и в тайне забавлялся ситуацией, ведь морда зверя была длиной с полтуловища принцессы и выглядела эта морда весьма устрашающе.
- Я – Рейнир, - сказал вардриец с характерным своим акцентом, вкручиваясь зрачками в большие глаза девушки, - А ты – принцесса. Какого королевства?

Отредактировано Reynir Blóðug (Вчера 18:22:17)

+2

6

Не сводя глаз с незнакомца, Арьенн продолжила отползать назад, не отдавая себе в том отчета. Она смотрела на северянина, но словно не видела его - голова все еще кружилась от резкого движения, у нее болела спина и руки, а еще ужасно хотелось пить. Она задавала ему вопросы и сама не понимала их смысла. Но то были самые меньшие из ее проблем - ее разум, наперекор всему, начал работать по обыкновению трезво, и девушка очень скоро смогла восстановить в своей голове картину произошедшего. Паника, охватившая ее поначалу, от того, что очнулась в незнакомом месте, рядом с незнакомым человеком, после всего того, что ей довелось увидеть днем, казалось бы, начала отступать. С ней начала отступать дурнота и Арьенн смогла наконец ясно видеть все, что происходило перед глазами, и того, кто сидел рядом.
Уже через мгновение она об этом пожалела. Отползая, принцесса почувствовала, как уперлась спиной в нечто мягкое и теплое, дышащее.
- Не советую так приближаться, - раздался спокойный голос северянина, а Арьенн медленно повернула голову вбок и испуганно отпрянула.
- Боги... - перед глазами принцессы была волчица, очевидно, та самая огромная волчица, что увезла ее из Ивелина.
Она скалилась и взирала на нее огромным светящимся глазом, и пугала ее до невозможности нормально дышать - одна голова свирепого зверя была размером едва ли не с половину ее самой. Если Арьенн и выдрала у той клок шерсти, так то было абсолютно не со зла, и становиться чьим-то ужином ей совсем не хотелось, как и пытаться что-либо пояснить зверю. Отступивший было приступ паники вернулся, и принцесса, вполне ожидаемо, быстро отползла в противоположную от волчицы сторону. И снова вздрогнула, упираясь спиной в мужские колени.
- Безумный день... - едва слышно пробормотала Арьенн, резко обернувшись и столкнувшись взглядом с голубыми глазами вардрийца.
- Я – Рейнир, - представился, наконец, ее спаситель, отвечая на ее прежний вопрос, - А ты – принцесса. Какого королевства?
От спокойного голоса Арьенн расслабилась. Теперь она отчетливо помнила, что этот мужчина спас ей жизнь, и хоть испытывала настороженность, это чувство было естественным и обычным при виде незнакомого человека. Более она не шарахалась в сторону от него, словно безумная, лишь отодвинулась от его колен и осталась сидеть на шкурах рядом.
- Как все вокруг умудряются узнавать, что я принцесса? - мягко ответила девушка, вглядываясь в его глаза, но по привычке недовольно поморщилась - она никогда не любила, когда о ее титуле вспоминали вдали от дома и напоминали об этом ей, - Из Элинейра. Меня зовут Арьенн.
О сидящем позади звере принцесса вспомнила совсем внезапно и не к месту. Со спины раздался шорох, очевидно, то шевелилась волчица, и девушке захотелось оглянуться, но она не смогла. В глазах северянина изредка отражались сполохи огня, и эти глаза приковывали, не отпускали от себя, стремительно затягивали куда-то в неизвестность. Опасная вардрийская волчица за ее спиной, была удивительным образом позабыта спустя мгновение, а ее воображение продолжило рисовать образы прошедшего - неумолимо приближающийся головорез, вскоре падающий замертво с раскроенным черепом; сильный и ловкий вардрийский воин, защищающий от новой опасности...
Его глаза подчиняли.
- Спасибо тебе, Рейнир, и прости за... - тихо произнесла Арьенн, жестом указав на его лицо, где успела заприметить небольшую ссадину на носу, оставленную ее локтем, - За это. Я испугалась, не знала, что думать и...
Не без труда девушке удалось отвести взгляд. Арьенн огляделась, поняла, что находилась в лесу неподалеку от Ивелина. Это знание придало уверенности и вернуло чувство защищенности - северянин спас ее, не увез ее далеко, никак не навредил, говорил с ней спокойно, и хоть принцесса не понимала до конца его мотива, все равно перестала бояться, воодушевившись надеждой скорого возвращения в Гильдию. Однако, следом за этим пришла горечь и боль - она понятия не имела, что стало с городом, сколько жителей Бриара погибло в той резне, что осталось от самой Гильдии и все ли в порядке с дядей. На короткое время, словно выпав из реальности, девушка вновь задумалась о том, кому вообще была нужна бойня на празднике. Все бриарцы напропалую вопили о вардрийцах, она и сама сперва так подумала неизвестно от чего. На ум сразу пришли подобные недавние происшествия в остальных королевствах, и Арьенн вовсе не понравилась ее догадка. Нужно было сообщить отцу.
Скользнув взглядом по сидящим около костра мужчинам, принцесса вновь посмотрела на Рейнира горящими глазами - ей нужно было знать, что произошло с ее вторым домом перед тем, как она туда вернется.
- Что стало с Ивелином? Там... Много людей погибло? - голос Арьенн дрогнул, она не смогла скрыть в нем горечи, как и совладать с собой - слабость настойчиво напомнила о себе, заставив девушку ухватиться за мужскую руку и задать вопрос куда более насущный, - Пожалуйста, можно мне воды?

+2


Вы здесь » Velmaren. Broken Crown » Печать настоящего » Ich komme für dich


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC