Добро пожаловать в Вельмарен! Годы мира, построенного на огне и крови, практически закончились и слишком много людей не желают его продлевать. В Подземных тропах зреет восстание и заговоры против вардрийцев и трех королевств. Маги, сполна испившие человеческой жестокости, готовы объявить открытую войну. Но все это не имеет значения: если пробудится древнее зло - уже не будет ни врагов, ни союзов...
Сенокосная пора (июль), 1200 год
Вверх Вниз

Velmaren. Broken Crown

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Velmaren. Broken Crown » Страницы прошлого » Будь моей новой королевой


Будь моей новой королевой

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

В роляхSebastian LaCroix, Dalia Lantier

Время и место событий01.09.1196 год. Сад замка Шамбор, Труар, королевство Элинейр


http://s6.uploads.ru/hW6L3.gifhttp://37.media.tumblr.com/7c524730e2ea42f7a1f9b98c961248ab/tumblr_n6i8cnwDOF1ta04pqo1_250.gif


Женщины любят только тех, которых не знают.


СюжетЛеди Лантье уже несколько месяцев изводит короля Лакруа своим присутствием, по замку ходят слухи, что она умело манипулирует им, и, разумеется, Себастьяну есть что сказать по этому поводу. Вот только Далия оказывается не так проста, как кажется на первый взгляд: девушка дает понять, что не желает становиться любовницей на одну ночь, и королю нужно предоставить более веские аргументы, чтобы заполучить её тело и душу.

+2

2

С самого утра Лакруа был напряжен и недоволен. Буквально накричав на придворного слугу, который должен был принести завтрак вовремя на опоздав на две минуты, Себастьян попросил прощения у своей семьи за столь мрачное поведение. Даниэль переглянулся с Арьенной, а Бастьен продолжил с непроницаемым видом пережёвывать еду, потому как поведение отца уже давно перестало вызывать на его лице удивление. Вернее, не так. Он был единственным, кто знал причину столь странного поведения. Месяц назад он видел своего отца с некой придворной дамой, дочерью одного большого человека, которая сумела завладеть вниманием сурового короля Элинейра. И, пожалуй, он даже был этому рад. У Бастьена никогда не было матери, и не было женщины, которая могла бы хоть как-то её заменить, а любовницам короля, что были временными, было запрещено даже разговаривать с кем-то из его детей. Но Далия Лантье любовницей не была. Ведь дальше поцелуев да легких ласк девушка подпускать короля к себе не позволяла – неслыханная наглость. Как итог – королю было необходимо куда-то направить свои эмоции. А поскольку он дал обещание собственной жене никогда не обижать их любимых детей, то Себастьян после извинений отказался от завтрака, решив, что так даже будет лучше. Что может быть лучше утренней прогулки в саду? К тому же, там была замечена вышеуказанная леди Лантье среди прочих благородных девиц.
- Приятного дня, дети. – Откланялся король, предварительно поцеловав в пухленькую щечку принцессы, которая явно была обижена уходом отца, который обещал сегодня после завтрака помочь ей с трактатом по философии. Она была единственной из детей, которая при любых обстоятельствах получала должную любовь своего отца, ведь к мальчикам всегда в их доме относились строго, но справедливо. Несколько пажей вышли в качестве сопровождения короля, но как только они покинули замок, Себастьян произнес: - Оставьте меня. – Его глаза тут же начали искать новый объект для дальнейшего общения. «Она не могла уйти далеко, она наверняка видела меня среди прочих, в окне.» Кажется, он превращался в параноика… - Леди Лантье! – Окликнул он девушку, едва заметив как они удаляются всё дальше от его взора.
Девушки поспешили остановиться, а когда Себастьян приблизился к ним на достаточное расстояние – приветствовали его реверансом. Леди Лантье, к которой он ранее обратился, едва заметно улыбалась. Скорее всего, она догадывалась, почему король снова нашёл её здесь, но даже понятия не имела, к чему этот разговор может привести. Жадно смотря на то, как поднимаются и опускаются её плечи, едва прикрытые легким платьем, Себастьян жестом отпускает остальных леди, а сам протягивает руку леди Лантье. Мужчина оставляет короткий поцелуй на её светлой ладони, замечая красивый перстень на её пальчике. Этот самый перстень он подарил на её именины, и это был первый дорогой подарок, который леди не посмела отослать обратно. Не исключено, что причиной стал отец, который наверняка одобрил столь важный подарок.
- Леди Лантье, Вы сегодня восхитительна. – Он никогда не терял при ней дар речи, всегда смотрел на девушку уверенно и властно, будто она уже побывала в его личных покоях. К слову, она уже там бывала, но в немного другой ипостаси. Разумеется, об этом никто не знал, разве что сама Далия не рассказала кому-либо о существовании в её пользовании небольшого ключа, отпирающего потайную дверь в комнату короля. Тот отдал ей ключ в надежде, что когда-нибудь леди посетит его покои поздним вечером, дабы скрасить одиночество, но этого так и не случилось. В глазах короля этот поступок заслуживал уважения. – Надеюсь, Вы не держите на меня зла за то, что я прервал Вашу утреннюю прогулку и разговор с прочими дамами. – Возможно, она держала на него зло за другое, но Себастьян слишком упрям, чтобы просить за это прощение. Ведь он король, он вправе делать то, что пожелает, а в данном случае король желает заполучить эту леди, любыми путями. – Я не видел Вас вчера за ужином. Что заставило на этот раз отказаться от посещения? – Уже не в первый раз, надо отметить. Пожалуй, оттого король и злился. Но сейчас, в присутствии Далии, Себастьян перестал думать о том, что эта девушка сводит его с ума. Наоборот, она вызывала в душе короля спокойствие и умиротворение, и за этой страстью, желанием короля овладеть ею, кроется что-то большее?
Подойдя с леди Лантье к просторной уютной беседке, стоящей напротив огромного пруда, в котором плавало несколько лебедей, жестом пригласил девушку присесть, после чего сел прядом с ней, и снова поцеловал ладонь леди. Но губы короля этим не ограничились, и Себастьян, положив одну руку на её теплую щеку, приблизился к ней и запечатлел нежный поцелуй на них. Эти губы опьяняли больше, чем любое другое крепкое вино, а потому поцелуй продолжился. Не сдерживаясь, Себастьян закинул одну ногу девушки к себе на колени и жадно стал вести рукой по обнаженной коже, что до этого момента скрывала ткань платья.

+3

3

Утро выдалось на редкость приятным. Голубое небо, словно дорогостоящая шелковая ткань, которую преподнес ей отец на последние именины, уверяя, что та сравнится цветом лишь с открытом морем, лишь изредка скрывалось за большими курчавыми облаками, неспешно путешествующими куда-то вдаль, подгоняемые лишь легкими порывами теплого ветерка. Веселые переливы птичьих голосов, разлетались во все стороны, а их обладательницы, облюбовавшие королевские сады, стайками перелетали с одного дерева на другое. В какой-то степени они напоминали придворных дам, которые также заливисто смеялись, обсуждая прошедший бал и уже готовясь к следующему. Иногда их речь украдкой касалась короля Элинейра, и тогда те с интересом поглядывали на Далию, желая услышать от нее какой-нибудь комментарий, но в ответ получая лишь улыбку. Девушка не стремилась что-то рассказывать, хотя знала очень и очень многое.
При дворе не осталось незамеченным, что правитель стал уделять молодой блондинке излишнюю долю внимания. Не то чтобы это было сюрпризом или чем-то из ряда вон выходящим. Вдовствующий супруг постоянно менял фавориток: ему это, что ли, по статусу было положено. Вот только молоденькая дочь герцога вряд ли можно было назвать и, уж тем более, прировнять к простой интрижке. Во-первых, она и сама принадлежала к высшему кругу аристократии. Во-вторых, эти ухаживания продолжались довольно долго – куда дольше, чем то время, которое Лакруа уделял своим прошлым пассиям. Некоторые судачили, что светловолосая околдовала мужчину, но какой же королевский дворец без слухов.
- Леди Лантье! – ушей достиг такой знакомый баритон, на который успели отреагировать все собравшиеся и, обернувшись, присели в реверансе. Далия последовала за ними, легко поведя плечиками, когда слегка приседала, придерживая полы длинного платья. Наверное, она единственная, кто не склонил голову, а продолжая смотреть на приближающегося короля. В ее голубых глазах на мгновение проскользнули чертенята. В любом случае, она прекрасно знала, что Себастьян не разгневается на нее за такую мелочь. Как и знала она то, что увидев ее в окне, мужчина обязательно направится в сад, желая повидаться и уединиться где-нибудь в его глубинах.
- Вы мне льстите, Ваше величество, - оглядываясь в сторону быстро скрывшихся по велению монарха собеседниц, сразу же откликается девушка. – Я думаю, мы дали им достаточно тем для разговоров. Да и ваша компания мне импонирует куда больше. – Это было частью своеобразной игры. Этакие кошки-мышки, где маленький грызун, скорее, пытается не улизнуть, а поманить за собой страшную кошку, готовую сожрать ее в любой момент. Леди Лантье то нарочито близко, подпускала Себастьяна, позволяя королю то, что благочестивая дама позволяет лишь собственному мужу, то, наоборот, показывала себя истинной приверженицей аристократических манер, не давая себе право на что-то лишнее. Именно поэтому небольшой ключ, отпирающий тайную дверь в покои короля, скрыто лежал в ее вещах, все еще ни раз не пользованный. Эта игра в какой-то мере подтверждалась и ответом на вопрос, который так заинтересовал Лакруа.
- Мне нездоровилось. Потому я решила не портить вам аппетит своим болезненным видом, - в ее словах не было и капли правды. Далия сознательно осталась в своей комнате, прекрасно осознавая, что король Элинейра будет искать ее глазами и задаваться вопросом, почему она не явилась, все глубже забираясь ему под кожу. На такой эффект она и рассчитывала.
За этим коротким разговором они подошли к небольшой изящной беседке, устраиваясь на скамейке рядом друг с другом. Еще одного поцелуя, оставленного на ее ладони, мужчине было явно мало, так что вскоре тот уверенно исследовал ее губы, позволяя им делить одно дыхание на двоих.
Блондинка громко ахнула, когда ее ножка резко оказалась закинута на колени Себастьяна, а платье, до этого скрывавшее все, теперь сползло ниже, открывая взору щиколотку и нежную кожу голени, по которой сразу же пробежались мужские пальцы.
- Ваше величество, нас могут заметить, - как только у нее получилось, попыталась чуть остановить монарха Далия, напомнить, что следует соблюдать приличия, особенно ей, но голос разума, который взывал к подобному поведению, по-тихоньку стал пропадать в шуме учащенного дыхания и жаре собственных щек, окрасившихся алым румянцем.
Да, они позволяли себе в общении некоторые вольность, но все происходило за закрытыми дверьми с минимальным шансом попасться кому-то на глаза.

+3

4

Далия не просто красивая девушка, не просто куколка на одну ночь, и это король понял через месяц общения с ней. Первое время ему казалось, что девушка лишь строит из себя недотрогу, стараясь набить цену, но со временем пришло понимание, что всё иначе, не так, как на первый взгляд. Они оба соблюдали определенную осторожность и дистанцию, изучая друг друга, а когда король осмелился отправить первый подарок Далии – красивое золотое ожерелье, девушка этим же вечером вернула его с письмом, где говорила, что не может принять столь дорогой подарок. Ещё через несколько недель Себастьян решил проявить настойчивость, естественно, он был осторожен. Ему не хотелось, чтобы о его новой возможной фаворитке знали дети – их реакция всегда была неоднозначной, к тому же, многое зависело от самого поведения женщин. Кто-то был скромен, кто-то – настойчив, кто-то вообще предпочитал не афишировать связь с королем. Отношения с Далией можно смело классифицировать по третьей категории – девушка предпочитала всегда сначала убедиться, что двери покоев плотно заперты, а только потом отвечать королю взаимностью. И то с особой осторожностью.
Как, например, сейчас. На лице Далии читался испуг, когда Себастьян позволил себе подобные ухаживания. Будет ей маленькая месть за такую же маленькую ложь.
- Тогда, я думаю, что Вам стоит обратиться к лекарю, дабы тот вернул Ваш обычный здоровый вид лица. – Нужно отметить, что сейчас Далия больной как раз не выглядела – всё та же веселая и довольная жизнью молодая особа, которая решила, что может пытаться лгать и не краснеть. – Никто не посмеет нарушить наши уединение. – Тут даже спорить бесполезно. Если король задумал какую-то интригу, то никто не решится его остановить, даже у Арьенн и её капризов был разумный предел, девочка знала, когда папу лучше не тревожить. А вот Далии ещё предстояло узнать подробности сложного характера короля Элинейра. Тем временем, рука мужчины продолжила своё восхождение наверх по стройным ножкам. Далии к такой ласке не привыкать – она сама разбаловала короля. – Вы снова посмеете отвергнуть моё предложение? – Примерно раз в неделю, можно даже сверяться по часам, Себастьян считал необходимым продолжать настаивать на развитие их отношений. Но Лантье упрямо продолжала сопротивляться. Дабы не стращать девушку своими развратными действиями, Себастьян убирает руку, так и не добравшись до заветного нетронутого цветка. Не так давно Лакруа стал замечать среди мужчин, окружавших Далию, возможных женихов, и впервые понял, что ревнует эту девушку. Но ведь чтобы кого-то ревновать нужно этого кого-то любить, разве не так?
Положив руку поверх прекрасных полушарий, скрытых тугим корсетом, Себастьян также двинулся вверх, по тонкой шее, и остановился на щеке, алый оттенок которой мог сравниться только с розами, что цвели в этом саду. «Что же Вам нужно, леди Лантье?» - Продолжал задаваться этим вопросом Себастьян, попутно легко целуя её ярко-красные губы. Светловолосая леди манила его, и, очевидно, знала об этом. Как знал и её отец, который наверняка уже сумел наставить дочь на путь истинный, иначе бы давно отправил девушку в родные земли, подальше от короля. Конечно же, какой же мужчина не захочет увидеть свою дочь на троне Элинейра? И то, как умело мужчина скрывал это желание, определенно нравилось Себастьяну.
- Что же Вам надо, леди Лантье? – Задает этот вопрос мужчина, но уже вслух, уж больно ему стало интересно, какую игру ведет эта девушка, и не слишком ли завысила себе цену. – Драгоценности, шелка – Вы всё это уже получили от меня. А может Вы хотите получить подарок, которая никогда прежде не смогла заполучить просто так ни одна женщина? – Корона. Разумеется, этого желала любая фаворитка и любовница короля, кто-то понимал, что они здесь на одну ночь, а кто-то пытался сопротивляться, чтобы удержать внимание Лакруа на себе. – А если я соглашусь сделать Вас своей женой и королевой, смогу ли я рассчитывать на взаимность, миледи? – Нельзя применять в отношениях с женщиной слово «договор», иначе она может оскорбиться, но другого выхода мужчина заполучить эту красавицу не видел. Этот светловолосый посланник богов надолго засел в уму короля, Далия терзала его ночами, и сегодня он понял, что не может жить без её общества.

+3

5

Трудно было бы признать обратное, но Далия явно не чувствовала себе подготовленной к той настойчивости, которую король проявлял к ее персоне. Она бы даже сказала, что та ее пугает. Да и вообще назвала бы ее не настойчивостью, а каким-то ослиным упрямством, если бы не боялась поплатиться за свой язычок. Да и не в чести было у леди использовать подобные выражение. Тем более, к монаршей особе.
Когда они только познакомились, Лантье была не более, чем маленькой юной бабочкой, которая даже в какой-то степени испугалась величественной особы, приседая перед ним в приветственном реверансе. Даже диву давалась, как ее отец, столь приближенный к нему, не опасается этого статного мужчину, который, казалось, может пригвоздить тебя только одним взглядом. Впрочем, для нее это было лишь мимолетное знакомство, как, наверное, и для самого Себастьяна. Все ее мысли были заполнены песнями и танцами на балах, возможностью покрасоваться в новом платье перед возможными кавалерами – обычная девичья ерунда, этап, который переживают все аристократки прежде, чем им придется перейти в новую семью, примеряя на себя статус жены.
Если честно, тогда у нее даже и в мыслях не было, что глаз Лакруа через какое-то время зацепиться за ее стройную фигурку. В конце концов, по замку всегда ходили слухи о новых фаворитках, которые менялись с завидной частотой, и все они были довольно опытными женщинами. Так что когда она получила от него в подарок золотое ожерелье, то сразу же поспешила вернуть обратно, объясняя, что не может получить такой дорогой подарок. Если бы король на этом остановился…
Далия принимала ухаживания очень осторожно, на первых порах скрывая те даже от своего отца. Она попросту не знала, как тот на них отреагирует. Да и в какой-то степени не верила в то, что для правителя это не мимолетная игра, блажь, которая пройдет вскорости. Все-таки молодая особа ему годилась в дочери. Да и старше принцессы Арьенны была всего лишь на пару лет. Но каким-то образом они все равно в итоге оказались тут…
- Вы сами знаете ответ, Ваше величество, - с трудом она все-таки находит силы, чтобы отказать королю, хотя его пальцы, медленно путешествующие по ее голым ножкам, постепенно поднимаясь вверх, будоражат мысли и пускают волны мурашек, приятно отдающихся по всему телу. Блондинка опасалась, что посметь отказать королю в том, чего он желает, значит очень сильно рисковать, как собственной головой, так и головами всех членов семьи, но поступить иначе не могла. В меру разумно девушка предполагала, что тот, сорвав цветок ее невинности, отправит ее в группы тех, кто ожидал его второго шанса, а Далия была, с одной стороны, достаточно горда, чтобы не желать подобной участи, а во-вторых, была научена с детства, что ее ждет брак, вступить в который она обязана чистой и невинной. Ничего из этого не было бы достигнуто, если бы она поддалась королю. Потому даже когда светловолосая была покорена, она строго контролировала, что позволяет монарху, если это вообще можно было контролировать.
- Я лишь хочу, чтобы вы были довольны, милорд, - сейчас она произнесла именно то, что действительно думала. Да, она хотела, чтобы мужчина был счастлив, но не готова пока была поступиться ради этого собственным будущим. Она пока даже с трудом признавала это в собственной душе, но ее юной сердце после долгих ухаживаний пало наравне с ее телом (не в полной мере, конечно же), заходясь учащенным ритмом каждый раз, как она видела своего короля. Он покорил ее. Не подарками, которыми осыпал царской рукой. А своей учтивостью и галантностью, ощущением теплой мужской руки на талии, когда вел ее в танце под завистливые взгляды других барышень, тем, как она смеялась над его редкими шутками, и краснела, когда она наедине нашептывал пошлости ей на ушко, ярко мерцающими искрами в глазах, которые она замечала, когда мужчина смотрел на нее. Но она ни разу не обмолвилась об этих чувствах.
Из горла несдержанным порывом вырывается вздох удивления, когда она слышит предложения короля. Ее сердце пропускает даже несколько тактов, пока она пытается вникнуть в суть только что произошедшего.
В другой ситуации она бы сразу же сказал да. В другой ситуации это бы звучало как предложение выйти замуж. Но, как бы она не пыталась принять это именно так, это все равно больше походило на сделку, где целью все-таки было ее платье, которое должно было спуститься по плечам на пол, оставляя ее обнаженной. Пока она не видела в этом предложении действительно того, что так желала.
- Ваше величество, - наконец девушка нашла в себе силы, чтобы заговорить, - это слишком неожиданно. Я не могу дать вам ответ сейчас. Мне нужно подумать. И попросить благословение у отца. – Как бы не хотела она оставаться такой же спокойной, как обычно, спутанная речь говорила сама за себя: Далия была взволнованна. И ей точно было необходимо уединение собственной комнаты, что обдумать все здраво. Присутствие короля рядом этому не помогало. – Вечером в ваших покоях я дам вам свой ответ.
Чувствуя, что ей становится немного дурно, она попросила Себастьяна отвести ее обратно в замок. И если ранее они держались друг от друга на небольшом расстоянии, то сейчас мужчина услужливо поддерживал ее, пока они не оказались достаточно близки к замку, чтобы их можно было разглядеть из окна. Учтиво присев в реверансе, Лантье пожелала королю доброго здравия, затем сразу же поспешив к себе.

+3

6

Её гордость прекрасно сочеталась с её красотой, и Себастьян не мог себе представить, что будет дальше, если эта самая гордость превратится в упрямство. Возможно, всё дело в настойчивости короля, и эту самую настойчивость на некоторое время необходимо приглушить, дабы не натворить дел, о которых потом Себастьян будет сильно жалеть. Он снова кивает и дарит девушке нежный поцелуй в губы, непродолжительный и ненастойчивый, как раньше. Себастьян хочет, чтобы его леди была довольна, и он постарается, чтобы и дальше всё было практически идеально. Ведь однажды он ей сказал достаточно обидные слова: ему надо только сказать, и леди Лантье никогда ни за кого не выйдет замуж. Подтверждением слов Лакруа стали действия – когда за ней стал ходить один из лордов, король немедленно отослал его подальше от королевского двора. Но вскоре король сменил гнев на милость, попросил прощения за свои слова, и их отношения вернулись в прежнее русло. По крайне мере, так хотелось Себастьяну.
- Моя леди не должна беспокоиться. Я понимаю Ваше беспокойство, и принимаю любое Ваше решение, каким бы неприятным для меня оно не было. – Себастьян ли это говорит, или та часть, которая желает произвести впечатление на красивую леди, чтобы в последующем добиться её расположения. Но её слова немного сбивают с толку, пока до Себастьяна не доходит его смысл. По мнению короля всё должно было быть иначе. А потому он осторожно прикасается к её нежной щеке, которая покрылась алой краской явно от слов мужчины. Ему хотелось, чтобы всё было правильно. – Нет, моя леди, я сам попрошу благословения у Вашего отца. Это будет правильно. Мне нужно знать именно Ваш ответ, не продиктованный чьим-то авторитетом или влиянием. – Скорей всего, герцог прикажет дочери ответить согласием, ведь какой отец откажется от столь выгодного союза своего дитя и короля.
Вдвоем они идут до замка, а, затем, по привычке Себастьян начинает соблюдать некую дистанцию, чтобы соблюсти все правила приличия. Поклонившись в ответ, мужчина наблюдает за тем, как Далия, держащая идеально ровно красивую спинку, удаляется прочь. Не оскорбил ли он её своими словами и действиями? Кажется, это будет самый долгий день в его жизни. Да и самому Себастьяну было необходимо хорошенько обдумать те слова, которые он должен сказать сегодня вечером девушке. Если она, конечно, осмелится прийти к нему. Тем ключом она не воспользовалась ни разу, однако, когда получила его в своё владение, не отказалась и не вернула столь дорогой подарок.
Вечером мужчина сохранял внешне спокойствие, но сердце короля бешено стучало. Произнеся перед сном короткую молитву, Себастьян впервые понял, что сегодня все его мысли были только о леди Лантье, он даже ни разу не подошел к детям, не пришел по привычке пожелать им добрых снов. Несколько минут он сидел за столом, пытаясь в свете нескольких свечей читать какой-то философский тракт о вере. И вот, его слух уловил, как в замок потайной двери кто-то вставляет ключ. Сердце перестает стучать так резко и успокаивается. Она сдержала своё слово, и пришла. В полумраке и свете свечей девушка выглядит ещё более привлекательной. Будто укушенный бешеной собакой, Себастьян подскакивает с места и подходит к леди Лантье.
- Стой. – Жестом останавливает он её, не давая приветствовать его, как подобает этикету, или ответить. – Прежде чем ты скажешь хоть одно слово, и дашь ответ на мой вопрос, я хочу, чтобы ты кое-что знала. Я был обижен на тебя, как последний глупец, из-за твоего поведение, из-за твоих отказов, из-за того, что ты принадлежишь не мне. Но твоя гордость действительно достойна королевы. И сегодня я понял, что не просто хочу видеть тебя на троне и в ложе рядом с собой, а хочу видеть тебя каждый день рядом, смотреть, как ты улыбаешься или сосредоточено читаешь. – Положив руки ей на плечи, Себастьян вплотную приблизился к ней и, запечатлев нежный поцелуй на обеих щеках девушки, долго и томно смотрел на неё. Неужели так выглядит любовь? Кажется, за столько лет одиночества он забыл, что такое любить и заботиться о ком-то важном. – Я не позволю кому-либо пользоваться Вашей любовью и растрачивать её впустую. Но я хочу знать, как Вы распорядитесь мои даром – моей любовью. – Будет ли сердце Себастьяна разбито в случае отказала Далии от предложения стать его возлюбленной королевой? Вряд ли, за свою жизнь король Элинейра пережил множество предательств и разочарований, и сможет как-нибудь стерпеть отказ Далии. Он найдет утешение в какой-нибудь другой любовнице, но не позволит ей захватить своё сердце.
Себастьян смотрит на неё глазами, полными преданности и обожание, и не осмеливается даже поцеловать её, боясь спугнуть, что она как-то иначе будет трактовать его слова и предложение руки и сердца.

+3

7

Ей было о чем подумать. Устроившись в комнате, которая была отведена ей в замке, удобно спрятавшись за закрытыми дверьми, она могла в спокойствии поразмышлять над ситуацией, которая сейчас складывалась в ее жизни. Все это было не так просто, как могло показаться. Наверное, любая другая девушка, которой бы поступило подобное предложение, сразу же бы согласилась, уже представляя на своей изящной головке корону. Наверное, ответь она также сразу, то Лакруа разочаровался бы в ней, почитав не более, чем девушкой на одну ночь, способную лишь короткое время согревать его постель. Лантье такой не была. И даже не хотела подобной казаться. Она решила разумно и трезво оценить свои шансы, потому и сидела, прикусив нижнюю губку, пока в голове ее гуляли мысли о будущем.
Время пролетело, на удивление, быстро. Даже слишком. Светловолосая одно время порывалась отправиться на поиски отца, чтобы спросить его мудрого совета, но, памятуя слова монарха, откинула эту идею. Сейчас она была вынуждена думать своим умом. Хотя, скорее, сердцем, потому что иногда только оно могло дать правильный ответ. И если ей нужно слушать сердце, то она уже давно знала, что делать.
Когда отец по привычке зашел проведать ее перед сном и пожелать спокойной ночи, Далия даже вида не подала, что куда-то собирается. Она спокойно сидела перед большим зеркалом, расчесывая длинные рыжие пряди. Ее всегда успокаивало это занятие. И лишь когда дверь за герцогом закрылась, она прекратила, поднимаясь со стула. Ночное платье, в которое она уже успела переодеться с помощью слуг, она заменила на самое простое из своих, которое смогла надеть сама. Не смотря на то, что правитель Элинейра показал ей сеть тайных коридоров, через которые она могла бы пройти в его комнату, часть пути ей все равно придется проделать по обычным коридорам и залам. Не хватало еще, чтобы юную дочь герцога увидели в неподобающем виде, а по замку разнеслась слухи, что она ночью тайно посещает какого-нибудь мужчину. Пусть это даже и было бы правдой.
Прямо перед выходом она подошла к небольшому комоду и, открыв верхнюю полку, под слоями ткани, которую присылал Себастьян, отыскала тяжелый металлический ключ, который она до этого предусмотрительно повесила на цепочку. Теперь, закрепив ее на шее, она по всю чувствовала груз ключа, который удобно лег в ложбинку между грудей, металл которого холодил нежную кожу.
Удивительно и счастливо, но ей никто не встретился ан пути, пока не оказалась в потайном проходе, по которому она сразу же отправилась в покои мужчины. Остановилась блондинка лишь перед дверью, в последний раз задумываясь о том, правильно ли она поступает. Задумалась, а затем, не снимая цепочки, вставила ключ, поворачивая его и слыша, как тихонько щелкает замок.
Король ждал ее. Было бы странным, поступи он иначе. Но в свете нескольких свечей, который оставляли на его лице странные тени, он казался еще выше, еще статнее и еще могущественнее. Замерев на мгновение от увиденное картины, Далия уже было хотела присесть в реверансе, как была остановлена.
Во второй раз за сегодняшний день король говорит слова, которые вынуждают ее ошарашено замереть, с одной стороны, не веря в них, с другой – желая, чтобы те были чистейшей правдой. Лантье еще молода, она чертовски юна и не уверена, что умеет правильно разбираться в чужих эмоциях и читать по лицам, но она, конечно же, надеется, что то, что видит в его глазах, - это реальность.
- Ваше Величество, - светловолосая поднимает правую ладонь, мягко кладя ту на щеку мужчине, лишь кончиками пальцев поглаживая его кожу. – Себастьян… - Его имя она выдыхает с трудом. Когда-то король уже просил ее называть его менее официально, когда они остаются наедине, но упрямица продолжала использовать титулы, будто опасалась слишком сближаться. – Ваши слова делают меня самой счастливой женщиной в королевстве. Но я не могу принять ваше сердце… - она останавливается, видя промелькнувшие на мгновения отголоски боли в глазах мужчины, которые тот сразу же спешил спрятать, потому что неположено. – Если вы не примете мое. 

+3

8

Ему не верилось в слова этого прекрасного ангела, слишком всё хорошо и сладко происходило. Казалось бы, секрет успеха прост – рассказал леди о своих чувствах, довести её до просторного ложа, и сделать дело. Но король пошел более долгим путем, начиная с весьма скромного ненавязчивого внимания, говорил комплименты и одаривал подарками. А всё потому, что у Далии получилось доказать – она не просто девочка на одну ночь из благородной семьи, которой может воспользоваться король по своему усмотрению. Чуть позже сам Себастьян понял, что девушка не пытается таким образом набить цену своей невинности, а такая в реальности. Отчего же тогда не рассмотреть её кандидатуру в качестве возможной королевы Элинейра?
Но эта пауза?.. К чему она вообще была! Король не имеет права на слабости, не может их показывать, даже за закрытой дверью перед любимой женщиной, а потому спешно старается скрыть ту грусть, которая отразилась, когда Далия едва не ответила отказом, как показалось самому Себастьяну. Но девушка оказалась честнее, её слова сразу же облегчали страдание Лакруа, и тот, положив руку поверх её маленькой ладони, ведет её к своим губам и целует эту хрупкую ладонь, на которой обязательно будет красоваться идеальный перстень, достойный королевы великого Элинейра. Он переносит руки на плечи и осторожно проводит по ним, заставляя тонкую ткань платья упасть к их ногам, обнажая прекрасное тело девушки. Несколько минут Себастьян наблюдал за желаемым, как прекрасно вздымаются её молодые груди, а также обнаруживает в ложбинке меж ними тот самый ключ, которым она отперла дверь в покои короля. Едва заметно улыбнувшись, Себастьян наклонился к девушке и осторожно поцеловал в алые губы.
- Я сегодня говорил, как Вы прекрасны? – Без комплиментов в его деле никак, всё же, король должен уметь говорить красивые фразы своим подданным, в особенности – будущей супруге. Указав жестом в сторону огромного ложа, Себастьян наблюдает за тем, как девушка направляется вперед, навстречу своему будущему. Сняв с себя рубашку, он ласково поглаживает девушку по стройной ножке, но когда та собирается повернуться на живот – останавливает её. – Нет. – Он садится с краю и проводит другой рукой по её подбородку, заставляя смотреть себе в глаза. – Мы не должны стыдиться нашей любви.
Всё уже давно шло к этому моменту. Когда девушка впервые дала королю возможность познакомиться со своим телом, Лакруа понял, что нужно только время и терпения. Но сам влюбился в неё и понял, что готов снова полюбить, как когда-то любил Кристину. Ещё неизвестно, как к этому новому отнесутся его дети, ведь из Себастьяна, нужно быть откровенным, получился не самый лучший отец. Возможно, у Далии получится доказать принцам и принцессе, что она достойна королевского титула, но никогда не сможет заменить им мать – это уже доказала в своё время Арьенн, когда со слезами на глазах доказывала отцу, что им не нужна другая женщина.
- Надеюсь, ты не рассказала отцу? – Улыбается мужчина, пробежавшись глазами по телу возлюбленной. Ему хотелось сделать всё правильно – подойти к своему верноподданному советнику и сообщить эту благую новость, что его дочери оказана великая честь стать королевой Элинейра. Завтра же он отдаст приказ начать подготовку к свадьбе, а потом и коронации. А сейчас он намеревался продолжить то безумство, которое было нагло прервано сегодня днем. – Вы позволите? – Тем временем его пальцы стали плавно погружаться в её девственное лоно, а сам король стал жадно наблюдать, как выгибается её тело под этими ласками, снова и снова заставляя девушку издавать протяжный стон удовольствия. Ведь когда-то точно такое же удовольствие она приносила королю своими тонкими губками, которые с каждым разом становились всё более умелыми, чем раньше. Ей нужно только сказать одно слово – и она на веки вечные станет его. Себастьян сам уже изнемогает от ожидания, но может позволить себе подождать несколько минут, прежде чем Далия будет готова стать женщиной короля. Она ведь точно также до последнего сдерживалась и отказывалась становиться простой фавориткой, за что, несомненно, получит свою награду, или наказание. Всё всегда будет зависеть от её выбора.

+3

9

- Милорд, - голос Далии дрожит, когда ее платье медленно скользит по плечам, выставляя на показ королю свою наготу во всем ее великолепии. По нежной коже толпой пробегают мурашки, толи от холодного воздуха, для которого теперь нет препятствий в виде даже малейшего кусочка ткани, толи от взгляда, которым Себастьян награждает каждый участок ее тела. Хотя от второго, скорее, ее опаляет жаром – и этот неожиданный контраст отдается ноющей болью в развилке между ее бедер.
- Вы постоянно напоминаете мне об этой, мой король, - блондинка улыбается лишь уголками губ, но даже эта малость говорит сама за себя: ей приятно слышать комплименты мужчины, именного этого мужчины, который, как подобает его статусу и положению, видел далеко не одну даму, которая не скрывала своих форм. Лантье знает, что такое положение дел является самим собой разумеющимся, но почему-то в груди появляется маленький червячок ревности. Необъяснимый и нелогичный, ведь Лакруа не принадлежит ей на том праве, которое могло бы требовать от него безоговорочной верности. Хотя распространяется ли такое обязательство на мужчин, занимающих столь высокий пост? Как ни крути, а правителю государства никто не указ, даже собственная жена. Впрочем, она ей пока и не является. Эти шальные мысли хороводом крутятся в голове, пока стоит перед мужчиной.
Ее щеки в который раз покрывает румянец смущения, когда Себастьян коротко кивает в сторону просторного ложа, подразумевая тем самым, куда ей стоит двигаться. Кровать поражает своими размерами, полностью подходя описания «королевская», но эта праздная мысль сразу же сменяется другой, посвященной тому, чем они будут заниматься дальше. Молодая леди на то и остается леди, что о этого момента не имела близких контактов с противоположным полом, для которых бы понадобился сей предмет гарнитура, но не настолько дремуча или невинна, чтобы не знать, что происходит за закрытыми дверями спален. Она не глуха, чтобы не слышать рассказы других девушек, и не слепа, чтобы не видеть картинки весьма недвусмысленного содержания, которые кочуют из рук в руки между молодыми дамами. Парочка из них так и осталась на вечное хранения у Далии. И, что немаловажно, уже какое-то время нарисованных партнеров на них заменяют образы ее и короля.
Когда Лакруа сокращает расстояние, ей почему-то хочет перевернуться на живот от охватившего ее волнения, прикрыть глаза, но властный тон короля заставляет ее отказаться от этого. А его слова и уверенный взгляд подталкивают ее сердце биться еще сильнее.
- Конечно же, нет, милорд, я уважаю ваше право самому рассказать об этом отцу, - она и сама толком не знает, как тот может отреагировать. Надо сказать, что ее отец не был в слишком большом восторге, когда впервые узнал, что правитель Элинейра положил на нее глаз. Как верноподданный, он не мог перечить воле своего короля, потому ему оставалось лишь наблюдать со стороны за тем, как к его единственной дочери отправляются изысканные и дорогие подарки, как мужчину открыто выделяет ее среди других женщин, приглашая ее на танец или прогуляться, как куда-то таинственно исчезают потенциальные женихи, которые посмели положить на нее глаз. Как любящий отец, он, конечно же, не желал дочери участи короткосрочной фаворитки, которая навечно повесит на нее табличку «не слишком хороша для короля». Вряд ли это повлияет на ее возможность сочетаться в дальнейшем браком – как ни крути, а родословная всегда оставалась при ней. Но это могло больно ударить по самой девушке, в особенности если ее еще юный и романтичный разум подпадет под чары короля. А уж в красноречивости последнего сомневаться не стоило.
Откинувшись спиной на шелковый материал простыни, Лантье смотрит на Себастьяна глазами преданного олененка, молчаливо позволяя его руке спуститься к ее лону, сразу же проникая внутрь. Он не спешил, но не и явно не намеревался действовать откровенно медленно. Уверенные движения быстро вызывают у молодой девушки протяжный стон. Сначала один, а за ним следующий. Она и сама не помнит, как начинает выгибаться дугой, ерзая по кровати от получаемых ощущений. Как дыхание учащается, сменяясь хриплыми стонами, которые явно радует короля, лишь сильнее сосредотачивающегося на своих ласках.
- Милорд, - протягивает она, когда тело простреливает волной наслаждения. – Я хочу большего. – Она чуть приподнимает голову, чтобы показать, насколько сильно затуманены ее глаза. – Сделаете меня своей. – Кажется, даже кончики ушей успели покраснеть.

+1

10

Для будущей королевы Элинейра происходящее должно будет стать обыденностью, не более, чем очередное вечернее развлечение в покоях короля. Ко всему прочему, Себастьян не собирался тянуть со свадьбой, а потому и о будущем ребенке ей можно не беспокоиться – он займет должное место в их семье наравне с Артуром, Арьенн и Бастьеном. Конечно, ему хотелось бы увидеть в семье принца – мальчика, но зачастую боги решают иначе, чем того хочется королям. Он знал историю этой благородной семьи, в которой раньше жила и воспитывалась будущая королева, а потому даже не сомневался в её честности. Себастьян видел волнение на лице Далии, когда разговор зашел про ее отца – видимо авторитет мужчины в их семье был превыше всего. Что же, теперь ей придется привыкать к новым порядкам. Интересно, как скоро Далия почувствует, что может частично манипулировать королем и имеет над ним реальную власть? Даже сейчас, лежа обнаженной перед ним, она имела такую власть, какую не имеет сейчас ни один мужчина в королевстве. Ради того, чтобы вот так смотреть на то, как плавно поднимаются и опускаются её прекрасные молодые груди, как периодически она приоткрывает рот, чтобы сделать глубокий вдох, он готов убить. И теперь эта молодая леди принадлежит ему. Практически принадлежит ему.
Повинуясь желанию Далии, Себастьян убирает руку, и, сжав ее бедра, резко придвигает к себе. В свете свечей ее ареол рыжих волос словно объяты пламенем. Она прекрасна, как никогда раньше, и так желанна. Облизнув пересохшую нижнюю губу, мужчина опускается ниже к девушке, чувствуя не только свое, но и ее нетерпение. Погружаясь в нее, он замечает, как нетерпение сменяется минутной болью, и, чтобы Далия не столь сильно переживала из-за этого, Себастиан не прекращает движения, скорее, двигается более осторожно. Он давно не был со столь юными девицами, все его предыдущие любовницы были менее целомудренными и никогда не смели долго отказывать королю, как это делала леди Лантье. Прижимаясь к её груди, Себастьян покрывает страстными поцелуями ее алые уста, щеки, тонкую шею, желая почувствовать ее любовь целиком и полностью. С каждым ее стоном Себастиан усиливал свои движения. Он не мог сдерживаться больше, слишком давно хотел овладеть этой девушкой, которая сколько времени беспокоит мысли короля, она должна знать, как прочно засела в его голове, мыслях и даже душе.
Обхватив её обеими руками за спиной, Себастьян поднимается вместе с ней, садясь на пятки, позволяя себе немного передохнуть, а вот у Лантье теперь есть возможность немного побыть главной, почувствовать, когда король готов на всё ради своей королевы. Иногда он действует несдержанно, в результате чего на бледной коже появляются отметины, которые завтра рискуют превратиться в синяки. Но Себастьян просто не может, да и не хочет останавливаться, сегодня ночью он хочет насытиться ею за все те дни и недели, что она ему отказывала. От этой мысли Лакруа сильнее сжимает ягодицы девушки, заставляя ее двигаться быстрее, забыв о боли и возможном унижении. Никто не посмеет сказать ни слова больше о том, что эта девушка станет временной подстилкой для короля, когда завтра Себастьян огласит всему двору свое решение. Проходит несколько минут, а так кажется, что несколько часов, прежде чем Себастьян позволяет девушке отдохнуть, снова опустив её на смятые простыни. С ней он больше не чувствовал себя одиноким, снова только что ожил, очнулся ото сна, в котором находился с момента смерти любимой Кристины. Проведя рукой по лицу, стирая капли пота и наваждение, которое внезапно напало на мужчину. Казалось бы, на этом самом месте несколько лет назад, точно также лежала его первая любовь, после их свадьбы, когда они снова и снова говорили друг другу, как сильно любят. Но Кристины больше не было, от нее остались одни воспоминания, она спит вечным сном в фамильном склепе, и Себастьян до сих пор не может смириться с мыслью, что её больше нет. Она сумела подарить жизнь их четырем прекрасным детям, но, к сожалению, боги распорядились иначе.
- Обещай мне, Далия. – Он наклоняется к ней, опираясь обеими руками о кровать. – Пообещай, что не оставишь меня.«Не так быстро, прошу тебя, Далия». – Умоляющим взглядом смотрит он на рыжеволосую леди, которая только что стала его. Он хотел её, хотел создать с ней новую семью, прекрасно понимая, что могут возникнуть проблемы, и дело не только в возможных слухах, но и его собственных детях. Остается надеяться, что с помощью Себастьяна, у Далии получится очаровать остальных Лакруа. Мужчина берет её руку и кладет себе на грудь в районе сердца, которое готово в любой момент выскочить из груди короля. – Оно твоё, моя королева. – Улыбнувшись, Себастьян нежно целует её в губы, углубляя поцелуй, снова проникая в нее, уже не в силах сдерживать свои порывы.

+2

11

Будь чиста и целомудренна, храни себя для будущего мужа – именно этой ей раз за разом вбивали в голову, пока она росла, а потом еще сильнее, когда стало ясно, что молодая леди вырастет настоящей красавицей, эти вбивания стали еще чаще и интенсивнее. Отец не зря опасался за репутацию единственной дочери, надеясь на то, что, повзрослев, та принесет ему большую честь, выйдя замуж за достойного человека. А Далия просто не могла перечить отцу и его наказам, не выходя за рамки дозволенного при взаимоотношениях с противоположным полом. Особо привлекательный кавалерам, которые проявляли к ней внимание, она позволяться коснуться оголенных участков своей кожи, сладко улыбаясь им. Потенциальным женихам, с которыми знакомил ее отец и к которым тянулось ее сердце, она даже даровала знания, каков на вкус ее поцелуй. А потом появился он… Король, который пленил ее сердце…
Дрожь, пробегающая по ее телу, выдавала всю ее нервозность, но, встретив уверенный взгляд мужчины, Лантье немного успокоилась. Она знала, что правитель Элинейра никогда не причинит ей боли, по крайней мере умышленно. Не знала, откуда вообще взялась такая уверенность, но ее сердце утверждало именно это.
Светловолосая вздрогнула, когда мужчина проник в нее, превращая ее в настоящую женщину. Прикрыв глаза, она постаралась спрятать за опущенными веками безмолвные слезы, но Себастьяну не нужно было видеть их, чтобы знать, что она испытывает. Он нарочито медлит с каждым своим новым движением, позволяя ей приспособиться, пока из горла молодой девушки не начинают литься стоны, мягкие и приглушенные, наполненные  удовольствием, которое постепенными волнами накатывало на нее. Ее тело испытывало новые ощущения, столь незнакомые ранее, но от этого не менее приятные.
- Мой король, я же только нашла вас. Зачем покидать? – Она невинно моргнула несколько раз, но встретившись со взглядом короля, сглотнула, понимая, что тот чертовски серьезен, и добавила, стараясь вложить в слова всю искренность, которой обладала на данный момент: - Я обещаю. – Кажется, это полностью его удовлетворило, потому что мужчина явно расслабился, во вновь обратив внимание на потребности своего тела. И, как в итоге показала ночь, молодая девушка была вовсе не против.
Утро встречает молодую блондинку ноющим телом и чувством все еще наполняющей тело усталости, не смотря на то, что она проспала достаточно долго. Наверное, все дело было в том, что король не раз будил ее своими поцелуями, исследуя каждый изгиб ее юного тела, чтобы потом вновь накрыть ее своим, захватывая в чувственный плен. Далия слегка поерзала, чувствуя, как мимолетная боль проскочила в развилке между бедер, а голое тело, непривычно не ощущающее легкий материал ночного платья, стягивает с себя вес одеяла, которым ее будущий супруг укрыл ее, чтобы бережно прижать к себе.
«Будущий супруг…» Даже в собственных мыслях Лантье не ожидала подобного исхода. Она достаточно долго провела при дворе, чтобы разбираться в хитросплетениях политических интриг и дворцовых игр. Одной из таких и была возможность провести ночь в покоях короля. Еще совсем девчонкой присутствуя на балах, проводимых в залах королевского дворца, она нет-нет да замечала, как сменяли фаворитки у Себастьяна. Как он несколько ночей подряд уводил с собой одну из придворных дам, а через какое-то время ее место сменяла другая, пока предыдущая красавица со слезами на глазах наблюдала за этой картиной. Иногда такие замены происходили через месяц, но факт оставался фактом – мужчина не был приверженцем такого понятия, как постоянство. И, не смотря на заверения, которыми он наградил ее прошлой ночью, молодая девушка понимала, что правитель был вправе вернуть свое слово себе обратно. И Далии пришлось бы с этим смириться. И она бы смирилась. Как ни крути, но свою девственность она отдала ночью добровольно, как драгоценный подарок, не требуя ничего взамен. Пожалеет ли об этом, если завтра будет наблюдать эту картину теперь уже своими глазами, которые всматривались в разгладившиеся от удовольствия черты лица Лакруа, когда тот наполнял ее своим семенем? Возможно. Но путь назад уже не было. Как в этом вопросе, так и в том, что касалось ее сердца, которое она трепетно вручила в руки этого мужчины.
- Доброе утро, - ее голос чуть охрип, и это смущает не меньше, когда девушка смотрит на короля, который стоит в своих покоях абсолютно голый, расслабленный и спокойный, о чем-то задумавшись. Несомненно, ее обращение привлекло внимания, потому что вскоре его взор полностью сосредотачивается на ней, глаза наполняются каким-то сияющим блеском, а на лице расплывается улыбка, которую она не слишком часто видела на его лице. Несколько шагов – и вот он уже жадно прижимается к ее губам в чувственном поцелуе, в который раз напоминая о том, что произошло ночью.
Осторожный стук в дверь сообщает о том, что вот-вот должны появиться слуги, не заставляющие себя ждать. Лантье стыдливо натягивает одеяло до подбородка, подавляя желание скрыться под ним до самой макушки лишь не менее стойким желанием не отрывать взгляд от его величества, даже когда он одевается. Ее «маскировка» вряд ли была особо продуктивной, потому вскоре слухи о том, кто грел постель правителя, очень быстро разлетятся по замку.

+1

12

Дело было не только в чести и желании. Далия Лантье обладала невинностью, кои была присуща лишь маленьким детям, рядом с ней король чувствовал себя бодрее, словно вернулся в дни своей юности и беззаботности. Её можно было сравнить разве что с Кристиной. Но Себастьян был уверен – не только в этом дело. Сама леди тянулась к нему, она чувствовала себя лучше, сразу начинала улыбаться, точно так же, как и король. Возможно, это была любовь, та самая, о которой складывали песни. Единственное, чего король Элинейра так и не смог понять – почему возлюбленная его сердца продолжает наедине соблюдать все почести? Он видел её нагой, они говорили друг другу слова любви и фактически стали друг другу супругами. Он задаст ей этот вопрос, но уже утром. Сейчас Себастьяну хотелось быть со своей будущей королевой всю ночь, жалея только об одном – что у них так нещадно мало времени.
Утро действительно выдалось добрым – в этом Далия как всегда была права. Он проснулся на несколько минут раньше и хотел немного обдумать случившееся этой ночью, а также подумать над тем, что он скажет сегодня детям за завтраком, когда они зайдут с Далией вместе в зал. Ранее он никогда не показывался с любовницами на глаза детей, хотя те всё прекрасно понимали. Несколько лет назад у него уже был разговор с Арьенной, которая чуть ли не закатила истерику – лишь бы не видеть другую женщину рядом с отцом. Всё же, она безгранично любила свою мать, а Далия всего на несколько лет старше Арьенн.
«Это утро не просто доброе… Оно прекрасное, как и ты, моя королева». – Рассуждал Себастьян, смотря на девушку, которая явно чувствовала себя немного не в своей тарелке. Чтобы хоть как-то взбодрить девушку, Себастьян устремился к ней и страстно поцеловал её в губы, не способный больше сдерживать своих чувств. Эмоции впервые за долгое время переполняли мужчину. Но стук в дверь грубо прерывает пару, а Далия, испугавшись, спешит скрыть свою наготу под тонкой простыней. Она точно не хочет быть «одной из». Усмехнувшись, Себастьян находит своё исподнее и устремляется к двери. Останавливаясь в паре метров от двери, Лакруа протягивает руку к ручке двери, после чего открывает её, но не спешит отходить в сторону.
- Идите к покоям леди Лантье и приведите сюда двоих её служанок. И не торопитесь на обратной дороге. – Конечно, стало понятно, кто сейчас находится в королевской ложе в качестве новой любовницы. Но прежде они всегда уходили до рассвета, и слуги были в курсе – они сами помогали девушкам одеваться, а до этого – приводили их в королевские покои. Сейчас же никто не знал о том, что Далия оказалась в спальне короля. – Это для Вашего покоя, моя дорогая. – Король возвращается на исходные позиции, а после – протягивает руку к шелковым простыням, за которыми скрывалось столько прекрасное тело леди Далии. – Я хочу снова увидеть то, что Вы долгие месяцы позволяли себе скрывать от моих глаз. – Он тянет на себя шелка и забирается сразу же на кровать, оставаясь рядом с обнаженной девушкой и любуясь её красотой. – До свадьбы я хочу сделать твой портрет. В таком виде. И не спорь с королем. Но я пообещаю тебе, любовь моя, на него буду смотреть только я. – Улыбаясь, он проводит двумя пальцами по её подтянутым грудям, опускаясь вниз, к животу. – За завтраком я представлю тебя своим детям, а вечером – объявлю о нашей помолвке всему Элинейру. Надеюсь этой ночью также увидеть тебя здесь, Далия. – Себастьян тянет её руку к своим губам и нежно целует её. – Моя королева. – Теперь уже тянется к её губам, желая снова ощутить этот сладостный вкус на своих губах. – Скажи, почему ты не называешь меня по имени? Хотя бы наедине, как сейчас. Я не настолько страшен, миледи, и тебе не стоит ничего бояться. После свадьбы ты тоже сможешь называть меня по имени при остальных, уже не стесняясь своих чувств. – Разве что воспитание действительно не позволяло Далии иначе обращаться с королем. Что же, отец действительно в строгости воспитал её. Похвально, ничего не скажешь, но это обращение – Ваше Величество, словно огромная пропасть между ними. А ведь они были близки и до этого, когда оставались строго наедине, не позволяя ни одной душе помешать их взрослым шалостям. – Смелее, леди Далия, ты больше не невинная девочка, твоя кровь на этих простынях, а эти стены до сих пор помнят твои сладостные стоны. – Посмотрев на дверь, будто бы он мог убедиться, что за ней никого нет, Себастьян притягивает за руку Далию к себе, заставляя упасть всем телом сверху, давая почувствовать своё желание. – Они не зайдут, пока я не разрешу.

+2

13

Далия чувствует, как смущенно пунцовеют кончики ее ушей, когда король вновь оказывается рядом, даря жаркий поцелуй, от которого биение ее сердца резко учащается, а по телу расплывается волна неги. Девушка чувствует радость, которая переполняет ее короля, и та стремится заполнить и ее тоже, круша все барьеры сомнений, которая светловолосая уже успела настроить, опасаясь, что обещания Себастьяна останутся всего лишь обещаниями. Это уже становится неважным, даже если король решит, что их ночь – это все, чего она оказалась достойна. Лантье будет рада и тому, что подарила ему одну прекрасную ночь, получая взамен всепоглощающее внимание монарха. Разве что поспешит покинуть дворец, не в силах выдержать того, что он будет флиртовать с кем-нибудь еще, удаляясь на очередную ночь с новой фавориткой. Просто не выдержит этого. Впрочем, сейчас думать о таком плачевном исходе не хотелось. Король был все еще рядом, он все еще был ее, и блондинка была намерена воспользоваться этим полностью.
Девушка не смеет противиться мужчине, потому с легкостью отпускает тонкую простынь, которой до этого скрывала свою наготу, и сейчас ощущает, как его взгляд медленно пробегает по каждому изгибу тела, словно проходясь огнем, который сразу же распаляется в ней.
- А как же художник, милорд? Или я что-то не знаю о ваших талантах? – ее льстит, что мужчина желает запечатлеть на холсте ее красоту, но она все еже волнуется, разумно опасаясь показывать перед кем-то в обнаженном виде, за исключение короля. Хотя это отходит на второй план, когда речь заходит о делах куда более насущных. Завтра и представление его детям, как потенциальная невеста. Далия довольно долго пробыла при дворе, чтобы узнать детей короля. Кажется, она даже была официально представлена, как дочка первого советника и наследница одного из знатнейших родов королевства. На этом, впрочем, все и ограничилось.
- Милорд, я буду рядом столько, сколько вы пожелаете. – Кажется, Себастьян, кривится – и это не ускользает от взгляда молодой девушке. Приятное состояние неги, которое она испытывает рядом с ним, на миг исчезло, а сама Лантье вдруг поняла, что сказала что-то не то, хотя что именно все равно полностью не осознавала. - Но разве так можно? – ее голос больше подходит для смущенного шепота, которым нужно одаривать любимого в темноте комнаты, когда тот исследует ее тело. Но выражение лица Себастьяна непреклонно. Тот знает, чего хочет, а то, что он хочет, он всегда получает. Блондинка с уставшим от продолжительных ночных ласк телом и растрепанными волосами лучшее тому доказательство.
- Себастьян… - Далия словно пробует это имя на вкус, слегка проводя язычком по губам. – Себастьян, - она словно эхо повторяя, видя растекающееся по лицу короля удовольствие. – Себастьян, - это уже кажется глупым, но она се равно повторяет, мягко кладя руку ему на щеку, а потто громко вскрикивая, когда после переката оказывается лежащей на нем. Голая кожа к покрывающей его ткани одежды.
Мужчина, будто чувствуя все же ее некоторую неуверенность и опасения, смотрит на дверь, как итог успокаивая ее всего лишь несколькими словами. Светловолосая лишь кивает, принимая их на веру.
- Могу я? – она мягко проводит рукой по шее Лакруа, опускается на грудь, пробегая пальчиками, чтобы остановиться на вновь скрытом члене, который отзывается на каждое ее движение. Лантье соскальзывает с мужского тела, усаживаясь на колени между разведенных ног, а потом осторожно убирает уже ненужную ткань, мягко обволакивая пальцами плоть, которая уже давно была готова для нее.
Помнится, когда Себастьян стал уж слишком сильно настаивать на том, что ему недостаточно простых поцелуев и возможности изредка дотронуться до обнаженной кожи ее бедра или груди, блондинка, смущаясь и волнуясь, опустилась на колени перед ним. Да, среди ее многочисленных уроков были и те, которые были посвящены изучению человеческого тела, в большинстве своем, мужского, но, как представительница аристократического рода, она изучила его на картинках и по описания, нежели сталкивалась с подобным вживую. Тогда она впервые увидела член и, конечно же, впервые почувствовала его вкус на языке.
Сейчас, не смотря на все же на опыт, Далия не действовала так, будто перед королем была уверенная в себе и своих действиях куртизанка. Нет, она была все также осторожно и нежна, когда опустила голову, обхватывая губами напряженную головку, лаская ее язычком.

+1

14

- Моей королеве не стоит переживать насчёт художника. Он никому не посмеет рассказать о том, какая красота мне досталась. – Он был готов восхищаться ею всю свою оставшуюся жизнь. Раньше дочь главного советника казалась ему недалекой красавицей, которую можно легко заполучить, видя, как один раз Далия дарила поцелуй какому-то молодому щёголю после бала. Но других слухов не было, и вообще окружающие характеризовали девушку как молодую и непреступную. И когда король положил на неё глаз – больше никто не смел даже поцеловать её руку без его разрешения. Ходили разные слухи: что Далия будет простым увлечением, одной из, кому повезет быть в фаворитках короля, дабы немного почувствовать имеющуюся у себя в руках власть и преумножить её. На эти слухи мужчина лишь фыркал, а сам ещё более внимательно присматривался к леди Лантье. Ему действительно повезло - девушка показалась себя с лучшей стороны, она старалась, это видно даже сейчас, когда будущая королева осмелела и решила взять инициативу в свои руки.
Они практиковали и раньше удовольствие подобного плана, когда девушка сообщила, что не собирается просто так отдаваться своему королю, но была согласна на определенный компромисс. Тогда Себастьян впервые показал, какое удовольствие любит, и что для этого необходимо делать. Сначала Далия стыдилась – всё-таки приятно было наблюдать, когда каждый раз щеки красавицы становятся пурпурного цвета, едва мужчина просил её уединиться. Разумеется, всё это происходило за плотно закрытыми дверьми, но слуги всё же догадывались о том, что между леди Далией и королем пробежала некая искра, переросшая прошлой ночью в настоящий пожар. Он хотел, чтобы она называла его по имени, это было просто необходимо, иначе Себастьяну казалось, что всё это очередной сон.
- Далия. – Смакует он имя прекрасной блондинки, после чего проводит большим пальцем по её пухленьким сочным губам, зная, какое удовольствие они могут доставить. – Видишь, это просто. – Она божественна, и явно послана ему высшими силами, иначе как можно объяснить то, что она сейчас вытворяла? Её инициатива не только похвальна, но и вызывает в голове короля бурю восторга. Каждый раз, когда её язычок касался его твердой плоти – это вызывало неописуемые чувства. Себастьян хотел её каждой клеточкой своего тела, закрыв глаза от удовольствия, он опускается спиной на кровать, позволяя Далии почувствовать себя хозяйкой положения. По сути, она ею давно была – захватила в рабство сердце короля и не собиралась отпускать. Почувствовав нежную ладошку на своем колене, Себастьян накрыл ее своей поверх, а через минуту потянул на себя, усаживая девушку верхом. Заметив гримасу боли на её лице, Себастьян чуть приподнялся и нежно поцеловал её губы, стараясь успокоить. Эта боль была необходима им обоим. – Терпите, моя леди, только так на свет может появиться наш сын. – Разумеется, король надеялся, что сегодняшней ночью у них получилось зачать не просто ребенка, а принца Элинейра. Не смотря на то, что у Себастьяна уже было двое сыновей, он надеялся, что в этом браке Далия также одарит его хотя бы одним сыном, дабы окончательно укрепить положение их и без того не маленькой семьи. Он направляет её, и помогает двигаться, понимая, что бурная ночь не способствовала отдыху Далии, скорее наоборот. Остается надеяться, что сегодняшней ночью всё будет совершенно иначе, Себасьян не собирался пропускать ни одну ночь без любимой женщины. Они вынуждены остановиться, когда мужчина поднимается к ней, обнимая за талию и прижимая к себе, меняясь местами, видя, что двигалась Далия уже медленно. Девушка устала – это видно невооруженным взглядом, и потому мужчина хотел сделать всё, чтобы она получила удовольствие от происходящего. Услышав тихий стон, который издает Далия, Себастьян воспринимает это как знак к действию, ускоряясь, и уже через пару грубых и глубоких движений, изливает в неё. Пытаясь отдышаться, мужчина выпускает Далию из своих объятий, и падает на кровать, тяжело дыша. Не хотелось вставать и куда-либо идти, но у мужчины тоже были свои обязанности. Приподнявшись на локтях, он ласково целует её в губы, а потом проводит рукой по пышной молодой груди, опускаясь к плоскому животу. – Нам надо собираться, любимая, иначе могут решить, что ты взяла меня в плен. – Снова легкий поцелуй в губы и Себастьян поднимается, оправляя свою рубашку. Когда Далия поднялась с кровати, он не выдержал, подошел к ней и крепко обнял, будто они не виделись целую вечность. – Теперь всё будет хорошо, я тебе обещаю.

+1


Вы здесь » Velmaren. Broken Crown » Страницы прошлого » Будь моей новой королевой


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC