Добро пожаловать в Вельмарен! Годы мира, построенного на огне и крови, практически закончились и слишком много людей не желают его продлевать. В Подземных тропах зреет восстание и заговоры против вардрийцев и трех королевств. Маги, сполна испившие человеческой жестокости, готовы объявить открытую войну. Но все это не имеет значения: если пробудится древнее зло - уже не будет ни врагов, ни союзов...
Солнечная пора (июнь), 1200 год
Вверх Вниз

Velmaren. Broken Crown

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Velmaren. Broken Crown » Страницы прошлого » Будь моей новой королевой


Будь моей новой королевой

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

В роляхSebastian LaCroix, Dalia Lantier

Время и место событий01.09.1196 год. Сад замка Шамбор, Труар, королевство Элинейр


http://s6.uploads.ru/hW6L3.gifhttp://37.media.tumblr.com/7c524730e2ea42f7a1f9b98c961248ab/tumblr_n6i8cnwDOF1ta04pqo1_250.gif


Женщины любят только тех, которых не знают.


СюжетЛеди Лантье уже несколько месяцев изводит короля Лакруа своим присутствием, по замку ходят слухи, что она умело манипулирует им, и, разумеется, Себастьяну есть что сказать по этому поводу. Вот только Далия оказывается не так проста, как кажется на первый взгляд: девушка дает понять, что не желает становиться любовницей на одну ночь, и королю нужно предоставить более веские аргументы, чтобы заполучить её тело и душу.

+2

2

С самого утра Лакруа был напряжен и недоволен. Буквально накричав на придворного слугу, который должен был принести завтрак вовремя на опоздав на две минуты, Себастьян попросил прощения у своей семьи за столь мрачное поведение. Даниэль переглянулся с Арьенной, а Бастьен продолжил с непроницаемым видом пережёвывать еду, потому как поведение отца уже давно перестало вызывать на его лице удивление. Вернее, не так. Он был единственным, кто знал причину столь странного поведения. Месяц назад он видел своего отца с некой придворной дамой, дочерью одного большого человека, которая сумела завладеть вниманием сурового короля Элинейра. И, пожалуй, он даже был этому рад. У Бастьена никогда не было матери, и не было женщины, которая могла бы хоть как-то её заменить, а любовницам короля, что были временными, было запрещено даже разговаривать с кем-то из его детей. Но Далия Лантье любовницей не была. Ведь дальше поцелуев да легких ласк девушка подпускать короля к себе не позволяла – неслыханная наглость. Как итог – королю было необходимо куда-то направить свои эмоции. А поскольку он дал обещание собственной жене никогда не обижать их любимых детей, то Себастьян после извинений отказался от завтрака, решив, что так даже будет лучше. Что может быть лучше утренней прогулки в саду? К тому же, там была замечена вышеуказанная леди Лантье среди прочих благородных девиц.
- Приятного дня, дети. – Откланялся король, предварительно поцеловав в пухленькую щечку принцессы, которая явно была обижена уходом отца, который обещал сегодня после завтрака помочь ей с трактатом по философии. Она была единственной из детей, которая при любых обстоятельствах получала должную любовь своего отца, ведь к мальчикам всегда в их доме относились строго, но справедливо. Несколько пажей вышли в качестве сопровождения короля, но как только они покинули замок, Себастьян произнес: - Оставьте меня. – Его глаза тут же начали искать новый объект для дальнейшего общения. «Она не могла уйти далеко, она наверняка видела меня среди прочих, в окне.» Кажется, он превращался в параноика… - Леди Лантье! – Окликнул он девушку, едва заметив как они удаляются всё дальше от его взора.
Девушки поспешили остановиться, а когда Себастьян приблизился к ним на достаточное расстояние – приветствовали его реверансом. Леди Лантье, к которой он ранее обратился, едва заметно улыбалась. Скорее всего, она догадывалась, почему король снова нашёл её здесь, но даже понятия не имела, к чему этот разговор может привести. Жадно смотря на то, как поднимаются и опускаются её плечи, едва прикрытые легким платьем, Себастьян жестом отпускает остальных леди, а сам протягивает руку леди Лантье. Мужчина оставляет короткий поцелуй на её светлой ладони, замечая красивый перстень на её пальчике. Этот самый перстень он подарил на её именины, и это был первый дорогой подарок, который леди не посмела отослать обратно. Не исключено, что причиной стал отец, который наверняка одобрил столь важный подарок.
- Леди Лантье, Вы сегодня восхитительна. – Он никогда не терял при ней дар речи, всегда смотрел на девушку уверенно и властно, будто она уже побывала в его личных покоях. К слову, она уже там бывала, но в немного другой ипостаси. Разумеется, об этом никто не знал, разве что сама Далия не рассказала кому-либо о существовании в её пользовании небольшого ключа, отпирающего потайную дверь в комнату короля. Тот отдал ей ключ в надежде, что когда-нибудь леди посетит его покои поздним вечером, дабы скрасить одиночество, но этого так и не случилось. В глазах короля этот поступок заслуживал уважения. – Надеюсь, Вы не держите на меня зла за то, что я прервал Вашу утреннюю прогулку и разговор с прочими дамами. – Возможно, она держала на него зло за другое, но Себастьян слишком упрям, чтобы просить за это прощение. Ведь он король, он вправе делать то, что пожелает, а в данном случае король желает заполучить эту леди, любыми путями. – Я не видел Вас вчера за ужином. Что заставило на этот раз отказаться от посещения? – Уже не в первый раз, надо отметить. Пожалуй, оттого король и злился. Но сейчас, в присутствии Далии, Себастьян перестал думать о том, что эта девушка сводит его с ума. Наоборот, она вызывала в душе короля спокойствие и умиротворение, и за этой страстью, желанием короля овладеть ею, кроется что-то большее?
Подойдя с леди Лантье к просторной уютной беседке, стоящей напротив огромного пруда, в котором плавало несколько лебедей, жестом пригласил девушку присесть, после чего сел прядом с ней, и снова поцеловал ладонь леди. Но губы короля этим не ограничились, и Себастьян, положив одну руку на её теплую щеку, приблизился к ней и запечатлел нежный поцелуй на них. Эти губы опьяняли больше, чем любое другое крепкое вино, а потому поцелуй продолжился. Не сдерживаясь, Себастьян закинул одну ногу девушки к себе на колени и жадно стал вести рукой по обнаженной коже, что до этого момента скрывала ткань платья.

+3

3

Утро выдалось на редкость приятным. Голубое небо, словно дорогостоящая шелковая ткань, которую преподнес ей отец на последние именины, уверяя, что та сравнится цветом лишь с открытом морем, лишь изредка скрывалось за большими курчавыми облаками, неспешно путешествующими куда-то вдаль, подгоняемые лишь легкими порывами теплого ветерка. Веселые переливы птичьих голосов, разлетались во все стороны, а их обладательницы, облюбовавшие королевские сады, стайками перелетали с одного дерева на другое. В какой-то степени они напоминали придворных дам, которые также заливисто смеялись, обсуждая прошедший бал и уже готовясь к следующему. Иногда их речь украдкой касалась короля Элинейра, и тогда те с интересом поглядывали на Далию, желая услышать от нее какой-нибудь комментарий, но в ответ получая лишь улыбку. Девушка не стремилась что-то рассказывать, хотя знала очень и очень многое.
При дворе не осталось незамеченным, что правитель стал уделять молодой блондинке излишнюю долю внимания. Не то чтобы это было сюрпризом или чем-то из ряда вон выходящим. Вдовствующий супруг постоянно менял фавориток: ему это, что ли, по статусу было положено. Вот только молоденькая дочь герцога вряд ли можно было назвать и, уж тем более, прировнять к простой интрижке. Во-первых, она и сама принадлежала к высшему кругу аристократии. Во-вторых, эти ухаживания продолжались довольно долго – куда дольше, чем то время, которое Лакруа уделял своим прошлым пассиям. Некоторые судачили, что светловолосая околдовала мужчину, но какой же королевский дворец без слухов.
- Леди Лантье! – ушей достиг такой знакомый баритон, на который успели отреагировать все собравшиеся и, обернувшись, присели в реверансе. Далия последовала за ними, легко поведя плечиками, когда слегка приседала, придерживая полы длинного платья. Наверное, она единственная, кто не склонил голову, а продолжая смотреть на приближающегося короля. В ее голубых глазах на мгновение проскользнули чертенята. В любом случае, она прекрасно знала, что Себастьян не разгневается на нее за такую мелочь. Как и знала она то, что увидев ее в окне, мужчина обязательно направится в сад, желая повидаться и уединиться где-нибудь в его глубинах.
- Вы мне льстите, Ваше величество, - оглядываясь в сторону быстро скрывшихся по велению монарха собеседниц, сразу же откликается девушка. – Я думаю, мы дали им достаточно тем для разговоров. Да и ваша компания мне импонирует куда больше. – Это было частью своеобразной игры. Этакие кошки-мышки, где маленький грызун, скорее, пытается не улизнуть, а поманить за собой страшную кошку, готовую сожрать ее в любой момент. Леди Лантье то нарочито близко, подпускала Себастьяна, позволяя королю то, что благочестивая дама позволяет лишь собственному мужу, то, наоборот, показывала себя истинной приверженицей аристократических манер, не давая себе право на что-то лишнее. Именно поэтому небольшой ключ, отпирающий тайную дверь в покои короля, скрыто лежал в ее вещах, все еще ни раз не пользованный. Эта игра в какой-то мере подтверждалась и ответом на вопрос, который так заинтересовал Лакруа.
- Мне нездоровилось. Потому я решила не портить вам аппетит своим болезненным видом, - в ее словах не было и капли правды. Далия сознательно осталась в своей комнате, прекрасно осознавая, что король Элинейра будет искать ее глазами и задаваться вопросом, почему она не явилась, все глубже забираясь ему под кожу. На такой эффект она и рассчитывала.
За этим коротким разговором они подошли к небольшой изящной беседке, устраиваясь на скамейке рядом друг с другом. Еще одного поцелуя, оставленного на ее ладони, мужчине было явно мало, так что вскоре тот уверенно исследовал ее губы, позволяя им делить одно дыхание на двоих.
Блондинка громко ахнула, когда ее ножка резко оказалась закинута на колени Себастьяна, а платье, до этого скрывавшее все, теперь сползло ниже, открывая взору щиколотку и нежную кожу голени, по которой сразу же пробежались мужские пальцы.
- Ваше величество, нас могут заметить, - как только у нее получилось, попыталась чуть остановить монарха Далия, напомнить, что следует соблюдать приличия, особенно ей, но голос разума, который взывал к подобному поведению, по-тихоньку стал пропадать в шуме учащенного дыхания и жаре собственных щек, окрасившихся алым румянцем.
Да, они позволяли себе в общении некоторые вольность, но все происходило за закрытыми дверьми с минимальным шансом попасться кому-то на глаза.

+3

4

Далия не просто красивая девушка, не просто куколка на одну ночь, и это король понял через месяц общения с ней. Первое время ему казалось, что девушка лишь строит из себя недотрогу, стараясь набить цену, но со временем пришло понимание, что всё иначе, не так, как на первый взгляд. Они оба соблюдали определенную осторожность и дистанцию, изучая друг друга, а когда король осмелился отправить первый подарок Далии – красивое золотое ожерелье, девушка этим же вечером вернула его с письмом, где говорила, что не может принять столь дорогой подарок. Ещё через несколько недель Себастьян решил проявить настойчивость, естественно, он был осторожен. Ему не хотелось, чтобы о его новой возможной фаворитке знали дети – их реакция всегда была неоднозначной, к тому же, многое зависело от самого поведения женщин. Кто-то был скромен, кто-то – настойчив, кто-то вообще предпочитал не афишировать связь с королем. Отношения с Далией можно смело классифицировать по третьей категории – девушка предпочитала всегда сначала убедиться, что двери покоев плотно заперты, а только потом отвечать королю взаимностью. И то с особой осторожностью.
Как, например, сейчас. На лице Далии читался испуг, когда Себастьян позволил себе подобные ухаживания. Будет ей маленькая месть за такую же маленькую ложь.
- Тогда, я думаю, что Вам стоит обратиться к лекарю, дабы тот вернул Ваш обычный здоровый вид лица. – Нужно отметить, что сейчас Далия больной как раз не выглядела – всё та же веселая и довольная жизнью молодая особа, которая решила, что может пытаться лгать и не краснеть. – Никто не посмеет нарушить наши уединение. – Тут даже спорить бесполезно. Если король задумал какую-то интригу, то никто не решится его остановить, даже у Арьенн и её капризов был разумный предел, девочка знала, когда папу лучше не тревожить. А вот Далии ещё предстояло узнать подробности сложного характера короля Элинейра. Тем временем, рука мужчины продолжила своё восхождение наверх по стройным ножкам. Далии к такой ласке не привыкать – она сама разбаловала короля. – Вы снова посмеете отвергнуть моё предложение? – Примерно раз в неделю, можно даже сверяться по часам, Себастьян считал необходимым продолжать настаивать на развитие их отношений. Но Лантье упрямо продолжала сопротивляться. Дабы не стращать девушку своими развратными действиями, Себастьян убирает руку, так и не добравшись до заветного нетронутого цветка. Не так давно Лакруа стал замечать среди мужчин, окружавших Далию, возможных женихов, и впервые понял, что ревнует эту девушку. Но ведь чтобы кого-то ревновать нужно этого кого-то любить, разве не так?
Положив руку поверх прекрасных полушарий, скрытых тугим корсетом, Себастьян также двинулся вверх, по тонкой шее, и остановился на щеке, алый оттенок которой мог сравниться только с розами, что цвели в этом саду. «Что же Вам нужно, леди Лантье?» - Продолжал задаваться этим вопросом Себастьян, попутно легко целуя её ярко-красные губы. Светловолосая леди манила его, и, очевидно, знала об этом. Как знал и её отец, который наверняка уже сумел наставить дочь на путь истинный, иначе бы давно отправил девушку в родные земли, подальше от короля. Конечно же, какой же мужчина не захочет увидеть свою дочь на троне Элинейра? И то, как умело мужчина скрывал это желание, определенно нравилось Себастьяну.
- Что же Вам надо, леди Лантье? – Задает этот вопрос мужчина, но уже вслух, уж больно ему стало интересно, какую игру ведет эта девушка, и не слишком ли завысила себе цену. – Драгоценности, шелка – Вы всё это уже получили от меня. А может Вы хотите получить подарок, которая никогда прежде не смогла заполучить просто так ни одна женщина? – Корона. Разумеется, этого желала любая фаворитка и любовница короля, кто-то понимал, что они здесь на одну ночь, а кто-то пытался сопротивляться, чтобы удержать внимание Лакруа на себе. – А если я соглашусь сделать Вас своей женой и королевой, смогу ли я рассчитывать на взаимность, миледи? – Нельзя применять в отношениях с женщиной слово «договор», иначе она может оскорбиться, но другого выхода мужчина заполучить эту красавицу не видел. Этот светловолосый посланник богов надолго засел в уму короля, Далия терзала его ночами, и сегодня он понял, что не может жить без её общества.

+3

5

Трудно было бы признать обратное, но Далия явно не чувствовала себе подготовленной к той настойчивости, которую король проявлял к ее персоне. Она бы даже сказала, что та ее пугает. Да и вообще назвала бы ее не настойчивостью, а каким-то ослиным упрямством, если бы не боялась поплатиться за свой язычок. Да и не в чести было у леди использовать подобные выражение. Тем более, к монаршей особе.
Когда они только познакомились, Лантье была не более, чем маленькой юной бабочкой, которая даже в какой-то степени испугалась величественной особы, приседая перед ним в приветственном реверансе. Даже диву давалась, как ее отец, столь приближенный к нему, не опасается этого статного мужчину, который, казалось, может пригвоздить тебя только одним взглядом. Впрочем, для нее это было лишь мимолетное знакомство, как, наверное, и для самого Себастьяна. Все ее мысли были заполнены песнями и танцами на балах, возможностью покрасоваться в новом платье перед возможными кавалерами – обычная девичья ерунда, этап, который переживают все аристократки прежде, чем им придется перейти в новую семью, примеряя на себя статус жены.
Если честно, тогда у нее даже и в мыслях не было, что глаз Лакруа через какое-то время зацепиться за ее стройную фигурку. В конце концов, по замку всегда ходили слухи о новых фаворитках, которые менялись с завидной частотой, и все они были довольно опытными женщинами. Так что когда она получила от него в подарок золотое ожерелье, то сразу же поспешила вернуть обратно, объясняя, что не может получить такой дорогой подарок. Если бы король на этом остановился…
Далия принимала ухаживания очень осторожно, на первых порах скрывая те даже от своего отца. Она попросту не знала, как тот на них отреагирует. Да и в какой-то степени не верила в то, что для правителя это не мимолетная игра, блажь, которая пройдет вскорости. Все-таки молодая особа ему годилась в дочери. Да и старше принцессы Арьенны была всего лишь на пару лет. Но каким-то образом они все равно в итоге оказались тут…
- Вы сами знаете ответ, Ваше величество, - с трудом она все-таки находит силы, чтобы отказать королю, хотя его пальцы, медленно путешествующие по ее голым ножкам, постепенно поднимаясь вверх, будоражат мысли и пускают волны мурашек, приятно отдающихся по всему телу. Блондинка опасалась, что посметь отказать королю в том, чего он желает, значит очень сильно рисковать, как собственной головой, так и головами всех членов семьи, но поступить иначе не могла. В меру разумно девушка предполагала, что тот, сорвав цветок ее невинности, отправит ее в группы тех, кто ожидал его второго шанса, а Далия была, с одной стороны, достаточно горда, чтобы не желать подобной участи, а во-вторых, была научена с детства, что ее ждет брак, вступить в который она обязана чистой и невинной. Ничего из этого не было бы достигнуто, если бы она поддалась королю. Потому даже когда светловолосая была покорена, она строго контролировала, что позволяет монарху, если это вообще можно было контролировать.
- Я лишь хочу, чтобы вы были довольны, милорд, - сейчас она произнесла именно то, что действительно думала. Да, она хотела, чтобы мужчина был счастлив, но не готова пока была поступиться ради этого собственным будущим. Она пока даже с трудом признавала это в собственной душе, но ее юной сердце после долгих ухаживаний пало наравне с ее телом (не в полной мере, конечно же), заходясь учащенным ритмом каждый раз, как она видела своего короля. Он покорил ее. Не подарками, которыми осыпал царской рукой. А своей учтивостью и галантностью, ощущением теплой мужской руки на талии, когда вел ее в танце под завистливые взгляды других барышень, тем, как она смеялась над его редкими шутками, и краснела, когда она наедине нашептывал пошлости ей на ушко, ярко мерцающими искрами в глазах, которые она замечала, когда мужчина смотрел на нее. Но она ни разу не обмолвилась об этих чувствах.
Из горла несдержанным порывом вырывается вздох удивления, когда она слышит предложения короля. Ее сердце пропускает даже несколько тактов, пока она пытается вникнуть в суть только что произошедшего.
В другой ситуации она бы сразу же сказал да. В другой ситуации это бы звучало как предложение выйти замуж. Но, как бы она не пыталась принять это именно так, это все равно больше походило на сделку, где целью все-таки было ее платье, которое должно было спуститься по плечам на пол, оставляя ее обнаженной. Пока она не видела в этом предложении действительно того, что так желала.
- Ваше величество, - наконец девушка нашла в себе силы, чтобы заговорить, - это слишком неожиданно. Я не могу дать вам ответ сейчас. Мне нужно подумать. И попросить благословение у отца. – Как бы не хотела она оставаться такой же спокойной, как обычно, спутанная речь говорила сама за себя: Далия была взволнованна. И ей точно было необходимо уединение собственной комнаты, что обдумать все здраво. Присутствие короля рядом этому не помогало. – Вечером в ваших покоях я дам вам свой ответ.
Чувствуя, что ей становится немного дурно, она попросила Себастьяна отвести ее обратно в замок. И если ранее они держались друг от друга на небольшом расстоянии, то сейчас мужчина услужливо поддерживал ее, пока они не оказались достаточно близки к замку, чтобы их можно было разглядеть из окна. Учтиво присев в реверансе, Лантье пожелала королю доброго здравия, затем сразу же поспешив к себе.

+3

6

Её гордость прекрасно сочеталась с её красотой, и Себастьян не мог себе представить, что будет дальше, если эта самая гордость превратится в упрямство. Возможно, всё дело в настойчивости короля, и эту самую настойчивость на некоторое время необходимо приглушить, дабы не натворить дел, о которых потом Себастьян будет сильно жалеть. Он снова кивает и дарит девушке нежный поцелуй в губы, непродолжительный и ненастойчивый, как раньше. Себастьян хочет, чтобы его леди была довольна, и он постарается, чтобы и дальше всё было практически идеально. Ведь однажды он ей сказал достаточно обидные слова: ему надо только сказать, и леди Лантье никогда ни за кого не выйдет замуж. Подтверждением слов Лакруа стали действия – когда за ней стал ходить один из лордов, король немедленно отослал его подальше от королевского двора. Но вскоре король сменил гнев на милость, попросил прощения за свои слова, и их отношения вернулись в прежнее русло. По крайне мере, так хотелось Себастьяну.
- Моя леди не должна беспокоиться. Я понимаю Ваше беспокойство, и принимаю любое Ваше решение, каким бы неприятным для меня оно не было. – Себастьян ли это говорит, или та часть, которая желает произвести впечатление на красивую леди, чтобы в последующем добиться её расположения. Но её слова немного сбивают с толку, пока до Себастьяна не доходит его смысл. По мнению короля всё должно было быть иначе. А потому он осторожно прикасается к её нежной щеке, которая покрылась алой краской явно от слов мужчины. Ему хотелось, чтобы всё было правильно. – Нет, моя леди, я сам попрошу благословения у Вашего отца. Это будет правильно. Мне нужно знать именно Ваш ответ, не продиктованный чьим-то авторитетом или влиянием. – Скорей всего, герцог прикажет дочери ответить согласием, ведь какой отец откажется от столь выгодного союза своего дитя и короля.
Вдвоем они идут до замка, а, затем, по привычке Себастьян начинает соблюдать некую дистанцию, чтобы соблюсти все правила приличия. Поклонившись в ответ, мужчина наблюдает за тем, как Далия, держащая идеально ровно красивую спинку, удаляется прочь. Не оскорбил ли он её своими словами и действиями? Кажется, это будет самый долгий день в его жизни. Да и самому Себастьяну было необходимо хорошенько обдумать те слова, которые он должен сказать сегодня вечером девушке. Если она, конечно, осмелится прийти к нему. Тем ключом она не воспользовалась ни разу, однако, когда получила его в своё владение, не отказалась и не вернула столь дорогой подарок.
Вечером мужчина сохранял внешне спокойствие, но сердце короля бешено стучало. Произнеся перед сном короткую молитву, Себастьян впервые понял, что сегодня все его мысли были только о леди Лантье, он даже ни разу не подошел к детям, не пришел по привычке пожелать им добрых снов. Несколько минут он сидел за столом, пытаясь в свете нескольких свечей читать какой-то философский тракт о вере. И вот, его слух уловил, как в замок потайной двери кто-то вставляет ключ. Сердце перестает стучать так резко и успокаивается. Она сдержала своё слово, и пришла. В полумраке и свете свечей девушка выглядит ещё более привлекательной. Будто укушенный бешеной собакой, Себастьян подскакивает с места и подходит к леди Лантье.
- Стой. – Жестом останавливает он её, не давая приветствовать его, как подобает этикету, или ответить. – Прежде чем ты скажешь хоть одно слово, и дашь ответ на мой вопрос, я хочу, чтобы ты кое-что знала. Я был обижен на тебя, как последний глупец, из-за твоего поведение, из-за твоих отказов, из-за того, что ты принадлежишь не мне. Но твоя гордость действительно достойна королевы. И сегодня я понял, что не просто хочу видеть тебя на троне и в ложе рядом с собой, а хочу видеть тебя каждый день рядом, смотреть, как ты улыбаешься или сосредоточено читаешь. – Положив руки ей на плечи, Себастьян вплотную приблизился к ней и, запечатлев нежный поцелуй на обеих щеках девушки, долго и томно смотрел на неё. Неужели так выглядит любовь? Кажется, за столько лет одиночества он забыл, что такое любить и заботиться о ком-то важном. – Я не позволю кому-либо пользоваться Вашей любовью и растрачивать её впустую. Но я хочу знать, как Вы распорядитесь мои даром – моей любовью. – Будет ли сердце Себастьяна разбито в случае отказала Далии от предложения стать его возлюбленной королевой? Вряд ли, за свою жизнь король Элинейра пережил множество предательств и разочарований, и сможет как-нибудь стерпеть отказ Далии. Он найдет утешение в какой-нибудь другой любовнице, но не позволит ей захватить своё сердце.
Себастьян смотрит на неё глазами, полными преданности и обожание, и не осмеливается даже поцеловать её, боясь спугнуть, что она как-то иначе будет трактовать его слова и предложение руки и сердца.

+3

7

Ей было о чем подумать. Устроившись в комнате, которая была отведена ей в замке, удобно спрятавшись за закрытыми дверьми, она могла в спокойствии поразмышлять над ситуацией, которая сейчас складывалась в ее жизни. Все это было не так просто, как могло показаться. Наверное, любая другая девушка, которой бы поступило подобное предложение, сразу же бы согласилась, уже представляя на своей изящной головке корону. Наверное, ответь она также сразу, то Лакруа разочаровался бы в ней, почитав не более, чем девушкой на одну ночь, способную лишь короткое время согревать его постель. Лантье такой не была. И даже не хотела подобной казаться. Она решила разумно и трезво оценить свои шансы, потому и сидела, прикусив нижнюю губку, пока в голове ее гуляли мысли о будущем.
Время пролетело, на удивление, быстро. Даже слишком. Светловолосая одно время порывалась отправиться на поиски отца, чтобы спросить его мудрого совета, но, памятуя слова монарха, откинула эту идею. Сейчас она была вынуждена думать своим умом. Хотя, скорее, сердцем, потому что иногда только оно могло дать правильный ответ. И если ей нужно слушать сердце, то она уже давно знала, что делать.
Когда отец по привычке зашел проведать ее перед сном и пожелать спокойной ночи, Далия даже вида не подала, что куда-то собирается. Она спокойно сидела перед большим зеркалом, расчесывая длинные рыжие пряди. Ее всегда успокаивало это занятие. И лишь когда дверь за герцогом закрылась, она прекратила, поднимаясь со стула. Ночное платье, в которое она уже успела переодеться с помощью слуг, она заменила на самое простое из своих, которое смогла надеть сама. Не смотря на то, что правитель Элинейра показал ей сеть тайных коридоров, через которые она могла бы пройти в его комнату, часть пути ей все равно придется проделать по обычным коридорам и залам. Не хватало еще, чтобы юную дочь герцога увидели в неподобающем виде, а по замку разнеслась слухи, что она ночью тайно посещает какого-нибудь мужчину. Пусть это даже и было бы правдой.
Прямо перед выходом она подошла к небольшому комоду и, открыв верхнюю полку, под слоями ткани, которую присылал Себастьян, отыскала тяжелый металлический ключ, который она до этого предусмотрительно повесила на цепочку. Теперь, закрепив ее на шее, она по всю чувствовала груз ключа, который удобно лег в ложбинку между грудей, металл которого холодил нежную кожу.
Удивительно и счастливо, но ей никто не встретился ан пути, пока не оказалась в потайном проходе, по которому она сразу же отправилась в покои мужчины. Остановилась блондинка лишь перед дверью, в последний раз задумываясь о том, правильно ли она поступает. Задумалась, а затем, не снимая цепочки, вставила ключ, поворачивая его и слыша, как тихонько щелкает замок.
Король ждал ее. Было бы странным, поступи он иначе. Но в свете нескольких свечей, который оставляли на его лице странные тени, он казался еще выше, еще статнее и еще могущественнее. Замерев на мгновение от увиденное картины, Далия уже было хотела присесть в реверансе, как была остановлена.
Во второй раз за сегодняшний день король говорит слова, которые вынуждают ее ошарашено замереть, с одной стороны, не веря в них, с другой – желая, чтобы те были чистейшей правдой. Лантье еще молода, она чертовски юна и не уверена, что умеет правильно разбираться в чужих эмоциях и читать по лицам, но она, конечно же, надеется, что то, что видит в его глазах, - это реальность.
- Ваше Величество, - светловолосая поднимает правую ладонь, мягко кладя ту на щеку мужчине, лишь кончиками пальцев поглаживая его кожу. – Себастьян… - Его имя она выдыхает с трудом. Когда-то король уже просил ее называть его менее официально, когда они остаются наедине, но упрямица продолжала использовать титулы, будто опасалась слишком сближаться. – Ваши слова делают меня самой счастливой женщиной в королевстве. Но я не могу принять ваше сердце… - она останавливается, видя промелькнувшие на мгновения отголоски боли в глазах мужчины, которые тот сразу же спешил спрятать, потому что неположено. – Если вы не примете мое. 

+3

8

Ему не верилось в слова этого прекрасного ангела, слишком всё хорошо и сладко происходило. Казалось бы, секрет успеха прост – рассказал леди о своих чувствах, довести её до просторного ложа, и сделать дело. Но король пошел более долгим путем, начиная с весьма скромного ненавязчивого внимания, говорил комплименты и одаривал подарками. А всё потому, что у Далии получилось доказать – она не просто девочка на одну ночь из благородной семьи, которой может воспользоваться король по своему усмотрению. Чуть позже сам Себастьян понял, что девушка не пытается таким образом набить цену своей невинности, а такая в реальности. Отчего же тогда не рассмотреть её кандидатуру в качестве возможной королевы Элинейра?
Но эта пауза?.. К чему она вообще была! Король не имеет права на слабости, не может их показывать, даже за закрытой дверью перед любимой женщиной, а потому спешно старается скрыть ту грусть, которая отразилась, когда Далия едва не ответила отказом, как показалось самому Себастьяну. Но девушка оказалась честнее, её слова сразу же облегчали страдание Лакруа, и тот, положив руку поверх её маленькой ладони, ведет её к своим губам и целует эту хрупкую ладонь, на которой обязательно будет красоваться идеальный перстень, достойный королевы великого Элинейра. Он переносит руки на плечи и осторожно проводит по ним, заставляя тонкую ткань платья упасть к их ногам, обнажая прекрасное тело девушки. Несколько минут Себастьян наблюдал за желаемым, как прекрасно вздымаются её молодые груди, а также обнаруживает в ложбинке меж ними тот самый ключ, которым она отперла дверь в покои короля. Едва заметно улыбнувшись, Себастьян наклонился к девушке и осторожно поцеловал в алые губы.
- Я сегодня говорил, как Вы прекрасны? – Без комплиментов в его деле никак, всё же, король должен уметь говорить красивые фразы своим подданным, в особенности – будущей супруге. Указав жестом в сторону огромного ложа, Себастьян наблюдает за тем, как девушка направляется вперед, навстречу своему будущему. Сняв с себя рубашку, он ласково поглаживает девушку по стройной ножке, но когда та собирается повернуться на живот – останавливает её. – Нет. – Он садится с краю и проводит другой рукой по её подбородку, заставляя смотреть себе в глаза. – Мы не должны стыдиться нашей любви.
Всё уже давно шло к этому моменту. Когда девушка впервые дала королю возможность познакомиться со своим телом, Лакруа понял, что нужно только время и терпения. Но сам влюбился в неё и понял, что готов снова полюбить, как когда-то любил Кристину. Ещё неизвестно, как к этому новому отнесутся его дети, ведь из Себастьяна, нужно быть откровенным, получился не самый лучший отец. Возможно, у Далии получится доказать принцам и принцессе, что она достойна королевского титула, но никогда не сможет заменить им мать – это уже доказала в своё время Арьенн, когда со слезами на глазах доказывала отцу, что им не нужна другая женщина.
- Надеюсь, ты не рассказала отцу? – Улыбается мужчина, пробежавшись глазами по телу возлюбленной. Ему хотелось сделать всё правильно – подойти к своему верноподданному советнику и сообщить эту благую новость, что его дочери оказана великая честь стать королевой Элинейра. Завтра же он отдаст приказ начать подготовку к свадьбе, а потом и коронации. А сейчас он намеревался продолжить то безумство, которое было нагло прервано сегодня днем. – Вы позволите? – Тем временем его пальцы стали плавно погружаться в её девственное лоно, а сам король стал жадно наблюдать, как выгибается её тело под этими ласками, снова и снова заставляя девушку издавать протяжный стон удовольствия. Ведь когда-то точно такое же удовольствие она приносила королю своими тонкими губками, которые с каждым разом становились всё более умелыми, чем раньше. Ей нужно только сказать одно слово – и она на веки вечные станет его. Себастьян сам уже изнемогает от ожидания, но может позволить себе подождать несколько минут, прежде чем Далия будет готова стать женщиной короля. Она ведь точно также до последнего сдерживалась и отказывалась становиться простой фавориткой, за что, несомненно, получит свою награду, или наказание. Всё всегда будет зависеть от её выбора.

+3


Вы здесь » Velmaren. Broken Crown » Страницы прошлого » Будь моей новой королевой