Добро пожаловать в Вельмарен! Годы мира, построенного на огне и крови, практически закончились и слишком много людей не желают его продлевать. В Подземных тропах зреет восстание и заговоры против вардрийцев и трех королевств. Маги, сполна испившие человеческой жестокости, готовы объявить открытую войну. Но все это не имеет значения: если пробудится древнее зло - уже не будет ни врагов, ни союзов...
Солнечная пора (июнь), 1200 год
Вверх Вниз

Velmaren. Broken Crown

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Velmaren. Broken Crown » Печать настоящего » рх1.03 Враг моего врага


рх1.03 Враг моего врага

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

рх1.03 Враг моего врага


05/06/1200
Золотые сады, Рованчестер

-- --- --
Allister Green (NPC), Aussätzige Richard, Adrian Bonnet


Пока пир и переговоры монархов были в самом разгаре, никто и не заметил жестокого убийства, произошедшего прямо на кухне защищенного по высшему разряду королевского замка. После того, как в еде была обнаружена вопиющая находка в виде человечины, стража вместе с присутствующими на торжестве палачами отправляются на поиск виновников преступления. Медлить нельзя.  Дело даже не в гневе хозяйки праздника - под угрозу поставлены жизни всех присутствующих в замке. Смогут ли те, от кого теперь зависит судьба людей, не вспоминать старые обиды и будет ли найден виновник перед тем, как погибнет кто-то еще?


● Время ожидания поста - 3-ое суток, после которых очередь переходит к следующему игроку. Тот, кто не успел написать пост вовремя не должен ждать круг, чтобы сделать это - он может написать его вне своей очереди.
● Мастер эпизода (Arienne LaCroix) будет уведомлять о вашей очереди писать пост каждый круг.

0

2

[icon]http://sa.uploads.ru/ZgJ7k.jpg[/icon][status]много лиц у Двора Чудес[/status][nick]Allister Green[/nick]Настоящее время


[indent] – Билли, блядь, смотри на меня и улыбайся! Ты в образе лорда, а не на рандеву со шлюхами Двора! – гневно зашипел Аллистер, впиваясь ногтями в предплечье товарища, спустя минуту после нового тщательно наложенного заклинания.
[indent] Лицо у Билли приобрело столь непередаваемое выражение, словно он пожалел, что не отправил Аллистера в фирменный гуляш для знати вместо кухарки, и раздумывал, не отправить ли следом за ней сейчас. Конечно, непринужденной улыбки не получится, но ведь они играли свои роли, и он, в конце концов, не друга заколдовал в бабу, а перевоплотился в нее сам.
[indent] Твою мать! – ругнулся про себя Грин и выглянул из скрытого от сторонних глаз хода на кухни в старинный коридор. Сейчас тот был пуст, но что-то подсказывало – ненадолго. Не хватало еще проколоться из-за гребанной рожи Билли Смита, которую не брали даже иллюзии - она одинаково оставалась противной и, что еще хуже, слишком читаемой.
[indent] По хорошему, им бы взять ноги в руки и слинять по быстрому – дело сделано, можно и на отдых, но у Аллистера была одна очень характерная черта во всем, что касалось аристократов и Элинейра в частности – мужчине всегда доставляло удовольствие наблюдать за результатом своих трудов. Соответственно, когда его помощнички уносили ноги с места действия, он всегда оставался. Аристократы везде одинаковы - всегда чопорные, высокомерные и отчего-то уверенные, что имеют какое-то мифическое превосходство над другими людьми, но стоит лишь спустить их с небес на землю, показать, что они такие же люди, способные запросто помереть, как мигом весь лоск слетает подобно облупившейся от времени штукатурке. Всегда забавно наблюдать, как великие мира сего трепыхаются, когда их окунули в другое, совсем незнакомое болото: стараются держать лицо, делают вид, будто контролируют ситуацию и ничего им не угрожает, но втайне начинают шарахаться даже от собственной тени и выдают себя глазами – там всегда страх, что гложет изнутри, и осознание собственной ничтожности.
[indent] Поразмыслив с минуту, Аллистер справедливо рассудил, что он это он, а Билли втягивать в это не обязательно, как и рисковать собственной головой - лучше пусть убирается подальше и не путается под ногами.
[indent] – Слушай, Билли, – начал Аллистер, возвращая мужчине облик старика, – Садись в телегу и катись нахрен отсюда. Жди меня за городом, возле того старого охотничьего дома на закате. И, мать твою, уедешь без меня – до конца дней будешь ходить с этой рожей, понял?
[indent] Дождавшись молчаливого кивка товарища и проследив за тем, как тот спустился обратно к кухням и скрылся за поворотом, мужчина, в новом образе высокородной дамы, вышел из своего укрытия в пустынный коридор. Буквально через минуту вдалеке послышалось эхо громких мужских голосов с противоположной стороны, а из-за спины, со стороны кухни, женский вопль.
[indent] Представление начинается... – стирая с наколдованного лица привлекательной темноволосой леди презрительную усмешку, Аллистер, как мог придал тому перепуганное выражение, приподнял юбки сине-красного платья и побежал прямо по коридору, откуда доносились голоса предположительно стражи.
[indent] – Помогите! – не скрывая паники в голосе, закричал маг, стоило ему вынырнуть из-за поворота и завидеть группу мужчин у тяжелых украшенных искусной резьбой дверей. Продолжая спектакль, Аллистер подбежал ближе, и будто совсем не специально напоролся на непонятного мужика в маске, судорожно вцепившись в его предплечья. Продолжил уже тише, со слезами на глазах, что вышло весьма жалобно, а затем и вовсе разрыдался, как и подобало изнеженной аристократке в подобной ситуации. – Пожалуйста, помогите... Там...


За четыре часа до текущих событий


[indent] – Стой! Что надо в городе и что в повозке? – едва нагруженная продовольствием телега подъехала к главным воротам, как путь преградили четверо бдительных стражей, один из которых, судя по лицу самый смелый, не преминул озвучить свой гениальный вопрос.
[indent] Аллистер поморщился, вдохнул и воззрился на мужчину в тяжелом доспехе – бездонная прорва смелости и ноль интеллекта. Его вообще всегда поражали подобные вопросы: каким образом они вообще определяют, когда им лгут, а когда правду говорят?
[indent] – Нам велено доставить лучшее вино к сегодняшнему пиру, – робко произнес Аллистер женским голосом, снимая капюшон потрепанного плаща и являя взору стражей белокурую голову миловидной девицы лет шестнадцати. Поглядев вначале на сидящего рядом дряхлого старика, коего уж больно пристально осматривали гвардейцы, кивнул на содержимое телеги, – Не спрашивайте, отец вам не ответит, он нем. А на вино взгляните сами.
[indent] – Проезжайте, – осмотрев бочки в телеге, стражник опустил парусину обратно и дал знак своим, чтоб дали дорогу.
[indent] Ну конечно, – он едва подавил презрительную усмешку и, взглянув на соседа, понял, что тот думает в том же ключе, – Кто заподозрит в неладном молоденькую девушку с пышной грудью и древнего старика, норовящего рассыпаться от дуновения ветра, но чудом сжимающего поводья.
[indent] Иллюзии Аллистеру всегда удавались мастерски, мать ведьма в свое время хорошо его обучила, а когда уж довелось попасть на Подземные тропы, так и вовсе изловчился творить чудеса. Выдать двух тридцатилетних мужчин за старика и девицу было плевым делом, и не такое творил, чтоб пыль в глаза напустить, потому и не удивительно, что в ложь поверили. Ложь была очень правдивая, за исключением, пожалуй, одной вещи – Билли взаправду был нем, маленький такой привет от жителей Элинейра.
[indent] Попасть в самое сердце Рованчестера с его хваленой на весь материк бдительной гвардией, проницательностью жителей и прочим сказочным дерьмом, было как-то слишком легко и даже скучно. В том же проклятом Элинейре, чтоб взорвать святая святых безумных фанатиков, с их откровенно хреновой идеей всеобщего исцеления от магической скверны, операцию планировать пришлось три месяца, и они чуть было не попались. Аллистер вообще наверняка бы не сунулся ни тогда в Труар, ни сейчас в Золотые сады, если б в том, помимо общей цели, не было его личного интереса. Впрочем, благами той дыры, коей являлся Двор Чудес, он едва ли бы от хорошей жизни прельстился. Говорили складно, обещали много, да только грязь всегда грязью останется, как ты ее не назови. Четырнадцать лет уж прошло, но мать и сестру Аллистер храмовникам  и лордам не простил, по крайней мере, ему было удобно так думать. Потому, наверное, и остался, и сам превратился из человека в нечто такое, чему и названия лицеприятного не подберешь, хоть и не верил ни единому слову ладной сказочки о мире и высшем благе. Истинного мотива он не знал и предпочитал не искать.
[indent] Дорога к замку много времени не заняла, препятствий на пути не наблюдалось не только от гвардии, но и от жителей – простолюдины, доставляющие продовольствие, вообще даром никому не сдались. Билли осадил лошадей и остановил повозку у входа для слуг и прочей челяди. Даже тут, у захудалой деревянной двери, вдалеке от пышности главных ворот в обитель королей, маячили два представителя безопасности Ее Величества в полном обмундировании. Аллистер ловко спрыгнул на землю, истинно девичьим жестом отряхнул платье, поправил локоны и принялся нести ставшую привычно ахинею по стандартной схеме: "Нам с отцом велено вино на пир доставить", "Меня зовут Мария, сир", "Спасибо и простите, добрый сир, конечно поторопимся, просто отец стар и мы не могли ехать быстрее, надеюсь не сильно опоздали". Воистину девичья улыбка и ясные голубые глаза творят чудеса, и плевать что они наколдованные, раз уж "добрый сир" сам сподобился помочь девице и даже затащил две бочки внутрь. Затем подоспели слуги, и "Мария" направилась следом за ними, старательно помогая "папе" нести тяжелую ношу.
[indent] На кухне деятельность кипела во всю, и судя по всему они с Билли нехило так припозднились – слуги полным ходом таскали блюда с яствами в таком количестве, что Двору хватило бы на добрых недели полторы, и приносили взамен пустые, а значит, пир был в разгаре. Аллистер огляделся, делая вид, что просто ждет, когда притащат все бочки, принюхался к аппетитным ароматам жареного поросенка и тушеного мяса, от которых в животе заурчало, а затем нашел взглядом товарища. Билли делал примерно то же, а потом слишком проворно скрылся с глаз, юркнув за его спину. Тут же Аллистер сделал сложный пасс пальцами, наложив иллюзию на тот угол кухни, куда подался товарищ.
[indent] Праздник объявляю открытым! – недобро усмехнулся колдун, обернувшись и воочию наблюдая, как Билли скрылся в кладовой следом за молодой девицей, и, недолго думая, направился туда сам, плотно закрывая за собой дверь.

+6

3

Обход ландскнехт совершал в компании нескольких стражников, и, вроде бы, ничего не нашёл. Встав неподалёку от кухни группа мужчин негромко переговаривалась и травили друг другу байки своей боевой жизни. Прокажённому было всегда интересно послушать других солдат, он сразу же вспоминал кострище и старую Пурпурную Банду вместе с кампфрау. "Золотые времена!"
— Ещё чего расскажу, — взял слово Рихард, когда очередь перешла к нему. — В общем, стояли мы как-то на границе, с шатрами, со всеми делами. А обоз наш с вином пустой уже стоял, а выпить горело. Ну и пошли мы, значит, в разведку. Наткнулись на другую банду — дебильное название у них ещё было, "Зашкурщики" или того вроде. А бегуны нам и сказали, что они на ту сторону воевали. Сидят серьёзные, кто с оружием, кто без, и тут у нас один из стрелков как заорёт, они как подпрыгнут да побегут, там вроде даже затоптать кого-то успели…
Дорассказать не дала вылетевшая из-за угла дама в платье, вся в слезах, и вцепилась ему в руки.
— Пожалуйста, помогите... Там...
— Чегой — "там"? — участливо прохрипел Рихард. — Ну пойдёмте, леди, покажете, что ж там такое случилось!
"Наверняка, жирная от объедков крыса" — подумалось бывшему наймиту, когда он приближался к дверям кухни, запахи из которых заставляли живот скрутиться — так давно он не ел. Но внутри ждало его отнюдь не приятное блюдо. Мясо, конечно…
— Етить его… — присвистнул Рихард и прокашлялся. На столе лежали останки девушки — только кости да внутренности, и то не все. Срубали и срезали всё, что могли, а на пол капала густеющая кровь. Рихард провёл белоснежной — почти что церемониальной — перчаткой по этой самой луже крови и поднёс к острому стальному носу маски. Сквозь тяжёлый запах целебных трав на тряпках-повязках кровь пахла… кровью. Ничего обычного. Поискав красными глазами, смотрящими сквозь прорези в маске, ещё детали, палач нашёл сероватый плотный кусочек, заляпанный кровью и чем-то, похожим на паштет, и поднёс его к свету.
— Видать, по голове чем-то тяжёлым били. — Протянув стоящему ближе стражнику кусочек черепа. — Других кусков только нету. Дивное дело…
Рихард не стал выпрямляться и ещё с пару минут посмотрел по сторонам, выискивая ещё какую-то деталь. Окровавленные тряпки, в которых ходила кухарка, за деталь не могли считаться, а вот что-то, в чём ландскнехт понимал могло ускользнуть от нашедших останки стражников. Проводив кровавый след взглядом в кладовку, где уже вертелся как минимум один воин, затем вернулся к столику, с которого накапало крови, палач посмотрел под него.
— Ага, попался, — без особой радости прохрипел он, пытаясь выудить топор для мяса с плоским обухом. Подцепив деревянную ручку своей прокажённой, человек в маске подтянул орудие к себе и извлёк его всё на тот же свет, после чего, наконец, разогнул колени и чуть потряс конечностями. Не то, чтобы он чувствовал что-то в них — или что-то вообще. Просто привычный жест.
— Сталбыть, вот этим и делили девку-то. — Рихард положил оружие на стол, туда, где почище. — Со знанием дела-то. Как заправские охотники тушу разделывали. В погоню, вестимо, пустимся.
Видимо, местная стража немало струхнула, хоть и старалась этого не выдать. Или другого объяснения бывший ландскнехт найти не мог — но ни капли не осуждал ребят. Служба службой, а разделанных людей видеть им доводится явно не каждый день, дарованный Семерыми. В конце концов, это же не казмематы лорда Дункана, где такое тело называлось бы "второе третьего дня". Разве что жрали человечину только собаки, да и то сын Йоннаса был в этом не уверен. Он вообще мало заботился о том, что покидало его рабочее место.
— В замке есть какие-нибудь выгребные ямы с тоннелями? — спросил у ближайшего стражника Рихард. — Может, ходы для бега? Тут наверняка где-то стоят или стояли. Или кто местный был?

Отредактировано Aussätzige Richard (2017-11-30 13:47:36)

+4

4

[icon]http://sa.uploads.ru/ZgJ7k.jpg[/icon][status]много лиц у Двора Чудес[/status][sign]---[/sign][nick]Allister Green[/nick] [indent] "Как ожидаемо", - думалось не без злорадства Аллистеру, пока он, старательно всхлипывая, плелся в компании стражей спокойствия в сторону кухонь. История стара, как мир - когда перед тобой "леди в беде", ты всегда ее послушаешь тем или иным образом, поверишь и покорно потопаешь следом, куда она тебе укажет. Сам на такую уловку попадался не единожды, правда, то всегда касалось жизни повседневной, а не магов скрытых под чарами иллюзий.
[indent] Перепуганная "леди", опасливо покосившись на доброго сира в маске, заботливо согласившегося поглядеть на причину сего представления, старательно вытерла щеки дрожащими руками и осталась стоять на пороге кухни позади гвардейцев, с любопытством наблюдая за их реакцией на увиденное.
[indent] — Етить его… — хвала какой-то дивной высшей силе, что в ту минуту все позабыли о находящейся рядом с ними чувствительной даме. Слишком уж многозначительной была усмешка на наколдованном лице Аллистера.
[indent] Они были такими забавными. Всегда, в любом королевстве реакция на результаты его трудов была схожа - толпа мужественных воинов, носивших гордое звание гвардия, на деле оказывались впечатлительными сверх меры и застывали в полной растерянности, глазея перед собой словно малые перепуганные дети, готовые в любую минуту пуститься жаловаться маме или хрен знает кому еще, потому что к такому их не готовили. Не вкладывалось в их картину мира то, что абсолютно любого человека можно не просто убить, а еще разделить на десятки, а то и сотни мелких частей, чтоб потом вот так вот зверски забросить в котел со свининой и в начинку для мясного пирога.
[indent] Хотя, к этому мужику в маске, прямую функцию которой Аллистер так и не понял, маг даже почувствовал нечто сродни уважения. Он не был обычным, не выглядел напуганным и с видом знатока рассматривал то, что осталось от тела девицы и окружающую обстановку. Не надо быть семи пядей во лбу, дабы понять, что видит подобное не впервой, если и сам чем-то схожим никогда не занимался.
[indent] Мысль эта изрядно повеселила, но тут же мужчина дал себе зарок держаться осторожнее с этим человеком. Больно он спокоен и больно много способен понять.
[indent] Пока меж гвардейцами обсуждались дальнейшие действия, Аллистер заскучал. А еще он злился. Злился, потому что они не боялись в достаточной мере. Как-то слишком легко было решено броситься в погоню за тенью - неведомо было кого искать и, собственно, в каком направлении гнаться, но отчего-то на всех лицах была уверенность, что преступник обязательно сбежал, сверкая пятками, как только сотворил свои темные делишки. Потому что, зачастую, они так и делают - убивают и укатываются в закат. Вот только это не было обычным убийством и то, что осталось от кухарки хорошее подтверждение этому.
[indent] - Сир, а если... - дрожащим голосом начал Аллистер, мгновенно привлекая к себе внимание позабывших о нем действующих лиц. На красивом лице молодой аристократки не читалось ничего кроме испуга, пока маг делал несколько шагов вглубь кухни, старательно прикрывая рот ладонью, словно не видел в жизни ничего ужаснее, - Что если убийца все еще в замке?
[indent] Со стороны могло показаться, что девица пребывает в ступоре и вот-вот лишиться чувств от ужаса, пока Аллистер в женском обличье осторожно пытался обойти лужи крови, не сводя взгляда с остатков тела. На деле же мужчина думал, что убивать надо было не кухарку, или, по крайней мере, не одну.
[indent] Это же надо было так просчитаться и не подумать о том, что вряд ли кого-то всерьез заинтересует судьба никому не известной обычной девушки, которая кроме этой кухни вообще никакой пользы миру не несла. Маг мог биться об заклад, что они даже имени ее не знали. Она была бесполезной, как при жизни - покорно вкалывая на благо высшего общества за жалкие гроши, называемые ими оплатой труда, и не пытаясь изменить в своей жизни нихрена, считая, что таков порядок вещей и так должно быть; так и после смерти - никакой пользы не принесла, помимо нежнейшего мяса в тарелке зажравшегося вассального лорда.
[indent] Было ли Аллистеру жаль? Да, потому что это кровавое месиво ничего не стоило и ничему, пожалуй, никого не научит, а этот случай все забудут дня максимум через два. А это вовсе не тот эффект, на который он рассчитывал изначально. Да, ему было жаль девицу, потому что она была и осталась слабым, жалким и никому не нужным ничтожеством.
За всеми своими мыслями, маг не сразу заметил появление новых действующих лиц. А когда поднял глаза и все же узрел, то нехило так струхнул, потому что происходящее в его планы вообще не входило.
[indent] - Мы задержали его на выезде из города, после того, как к нам прибежала толпа орущих баб с криками об убийстве в замке. Все ворота закрыты, из города не выйдет никто. А этот, - продолжал вещать уже знакомый гвардеец, проверявший телегу с вином ранее, - Пытался уехать, но один. Хотя приехал в Золотые сады с дочерью. Вот только он не может ответить, куда она подевалась.
[indent] "Блядь, Билли...", - ругнулся Аллистер про себя, посмотрев на Билли в образе старика таким взглядом, будто хотел на месте убить. Как минимум трижды. Дело явно запахло жареным и приобрело совсем иной оборот, благо от того идиота, которого он взял собой на дело, была польза - он по-прежнему был нем.
[indent] - Что тут у вас происходит? - пришедший гвардеец ошалело взирал округлившимися глазами то на мертвую девицу, то на Аллистера в виде леди, то на мужика в маске, определив для себя его главным всей пребывающей тут братии.
[indent] Пора было уносить ноги, и побыстрее, вот только как это сделать теперь, после того как они облажались и рованчестерские вояки оказались не совсем полными кретинами, мужчина не представлял вообще.
[indent] - Простите, мне нужно на воздух... - испуганным шепотом произнесла "леди", не убирая ладони от своего рта, словно ей в любую минуту станет дурно, и сделала несколько шагов по направлению коридора, ведущего на задний двор.

+4

5

– Что если убийца все еще в замке?
Рихард повернул железную маску на звук и вновь встретился взглядом с кисейной дамой. Они вечно склонны драматизировать и ронять слёзы, вот и сейчас было всё то же самое. Оно-то и ясно, не каждый из стражи-то видел такое зрелище, чего уж говорить о подобных барынях, но бояться убийцы в стенах, полных стражи, которая не просто лениво бродит туда-сюда, а рьяно теперь уже ищущей этого горе-мясника по розуменью Рихарда было довольной глупостью. Равно как и оставаться внутри замка.
— Тогда, м'леди, это самый наитупейший бакалейщик из мне известных, — невесело отшутился сын Йоннаса, потрясая конечносятми больше для вида, чем от нужды. Немного подумав, он добавил, — Возможно даже тупее варваров в клетчатой тряпке на границах.
Пожав плечами, Рихард вернулся к осмотру и попытке найти что-то, что он выпустил из внимания. Правда, уставшие от жизни, болезней и какого-никакого, но света, глаза палача сколько не силились, но выцепить что-то сверх затёкшей то туда, то сюда крови, начавшей уже густеть, не нашли. Зато кое-что нашли вошедшие стражники, втолкнувшие находку в спину.
— Эвона как, — Рихард подошёл ближе к старику, и опустил ему на загривок массивную ладонь, сжимая пальцы. — Вестимо, бакалейщик не настолько туп, как я думал, раз всё же пытался уйти… Только вот нерасторопен.
Последняя фраза была обращена к поражённой крале, смотревшей на пойманного со смесью разных эмоций. Не то испуг, не то гнев, не то всё вместе. Ландскнехт усмехнулся в маску и перевёл взгляд на ошалевшего гвардейца, в раздумьях оглядывающегося по сторонам.
— Да кухарку разделали ножом-топором и в похлёбку бросили. — Рихард потряс пойманного так, что чуть не оторвал ему голову. — Стал'быть, вот этот и кривыми своими ручонками…
— Простите, мне нужно на воздух...
— Ты, сир стражник, даму лучше подыши, да к другим леди и сэрам отведи, — сообщил гвардейцу сын Йоннаса, указав свободной рукой на девушку. — Заодно предупредишь тут обо всём. А дочь вот этого вот мы сейчас быстро найдём, он нам расскажет.
— Так он немой. — Сообщил Рихарду кто-то, на что ландскнехт с размаху наступил латным ботинком на ногу пленника.
— Даже немых разговорим, — успокоил стражника Рихард, подтаскивая к другому столику, пока ещё чистому от крови, очень явно испытывающего боль мужичка. Ударив того лицом об стол (и уронив пару сушёных овощей и грибов на голову ему), ландскнехт заставил расставить его пятерню левой руки и взялся за "правильную" однозубцевую вилку, что была под рукой и поставил острие под грязный нестриженный ноготь пленника.
— Стало быть, так. — Просипел-прохрипел палач под взглядами оставшихся. — Кривляться будешь, будет нехорошо. Понял меня? Кивай, ежели да, мотай башкой своей, коли нет. Понял меня? Чудно. Ты, может, грамоту знаешь, проще было бы? Не, не было бы. В ней уж я не силён. Ну да ладно. Прибыл ты не один, явно, да уйти один хотел. Дочурка-то твоя, не дочурка видать, тут ещё?
Недолгое ожидание без ответа. Рихард вздохнул и протолкнул иглу под ноготь. С неприятным звуком тот отделился от пальца, а на деревянный столик закапала ярко-алая кровь.
— Ты слышал меня плохо, что ли? Киваешь, коли да, мотаешь, ежели нет. — Для подкрепления слов палач пнул схваченного под колено. — Так что, тут она? Говори, собака! По найму пришли? Ты в похлёбку девку по что запихал?

+4

6

Только Адриан закончил погоню в лесу за очередными аборигенами, желающими проникнуть на великое торжество, как на тебе - новая история.: человечинка в еде благородных особ. Разумеется в голодные времена не брезговали даже этим но не сейчас и не в такой момент. А в связи с тем что сегодня Адриан выполнял роли чуть ли не нескольких рыцарей, то приходилось двигать ногами в ускоренном темпе. Ничего не поделаешь, мужчина не хотел ударить в грязь лицом перед своей королевой, к тому же, была еще одна особа, ради которой Адриан сделает все что от него требуется лишь бы в замке было спокойно и безопасно. Но пересечься с ней никак не получалось, что утруждало.
Со слов стражи все самое интересное происходило в кулуарах замка - на кухне, где якобы находился виновник всего произошедшего. И чтобы не пугать присутствующих гостей своим внешним видом - относительно чистыми доспехами, мечом, с которого местами виднелись полоски от крови, смешанные с грязью и травой, Адриан решил зайти через черный ход со стороны внутреннего двора. Ко всему прочему от него пахло далеко не благовониями. И прямо в дверях на него натыкается девушка, чей бледный вид свидетельствовал только о том что ей срочно требуется на воздух. Если в любой другой ситуации Адриан бы извинялся и уступил дорогу то сейчас он автоматически и весьма грубо схватил девушку за руку, заставляя остановить и встать рядом с собой.
Следующее что он увидел - палача лорда Кроула за работой. Что сказать, методы у большинства палачей были одинаковы и всегда можно было воспользоваться подручными средствами чем и занялся Рихард.
- Кто это? - Сухо интересуется Адриан указывая на парня с иголкой под пальцем, а потом переводит взгляд на девушку, словно этот вопрос был адресован ей. Что не исключено ведь случайностей и лишних свидетелей никогда не бывает. Может она сможет сообщить что нибудь полезное а может и сама является соучастницей. Что вполне возможно - еще неизвестно каким образом женщина оказалась на кухне, месте, где кроме поваров вообще никого быть не должно. - Полагаю что им обоим будет что сказать. - Адриан отпускает женщину чуть толкая ее вперед, а сам закрывает дверь на ключ.- Присаживайтесь, леди, если вам душно я могу попросить открыть окно. - Адриан не улыбается но говорит пока что спокойно и вежливо, хотя желание начать убивать было велико. - Я думаю, остальные могут пока заняться своими делами, мы тут неплохо проведем время вчетвером, верно, миледи? Вы просто обязаны составить нам компанию. - Он расстегивает широкий ремень на котором был закреплен меч и ставит его в стороне, после чего неспешно снимает с себя верхнюю часть доспехов, которая сильно сковывала движение королевского палача, а в такой ситуации ему быстрота и свобода движений просто необходима, мало ли что на уме этой миловидной девушки.

+2

7

[icon]http://sa.uploads.ru/ZgJ7k.jpg[/icon][status]много лиц у Двора Чудес[/status][sign]

для участников

Если что-то не так - заранее прошу прощения, я уже немного потерялась, что там думал в своей голове гениальный Аллистер) И говорите, что не так - я исправлю)

[/sign][nick]Allister Green[/nick] [indent] События развивались с такой скоростью и настолько неожиданно, что определенно пора было уносить ноги. Признаться, если жизнью Билли маг и готов был рискнуть, дабы понаблюдать за занятным представлением подольше, то вот своей вряд ли. Не сводя напряженного взгляда с немощного на вид старика, Грин начал продвигаться к выходу, раз уж такое предложение милостиво поступило. Главным было миновать собравшуюся на кухне стражу и выбраться на задний двор, а дальше дело за магией.
[indent] Колдовство посреди кухни, набитой под завязку гвардейцами, идея не очень удачная, — думал Аллистер, едва ли не с жалостью глядя на горе-товарища, — Риск раскрыть себя слишком велик, а за ним и к сувениру из нигаста не далеко. Тогда уж точно проблем не оберешься, и бежать будет некуда. И все же маг медлил не только поэтому.
[indent] — Ты, сир стражник, даму лучше подыши, да к другим леди и сэрам отведи.
[indent] На секунду Аллистеру стало даже жаль Билли, он, кажется, даже привязался к этому глуповатому наемнику со Двора Чудес за все годы совместной работы. Потому, когда он перевел взгляд с пойманного сообщника на мужика в маске, магу сперва захотелось выдвинуть предположение, что дряхлый старик вряд ли провернул бы нечто подобное. Захотелось оправдать его и попробовать вытащить, руководствуясь тем, что жалость на лице благородной леди вполне способна смягчить палачей, и, возможно, даст шанс выпутаться им обоим. Мгновение быстро прошло, и "леди", уже открывшая было рот для пламенной сострадательной речи, произнесла совсем другое.
[indent] — Благодарю вас, сир. — сухо ответил Аллистер, оборачиваясь спиной к пойманному Билли, и презрительно добавил, стремительно направившись к двери, ведущей во двор, — Надеюсь, это чудовище все расскажет и не останется безнаказанным.
[indent] Жалость губительное чувство, как и привязанность к кому-то или чему-то. Верность, сострадание, дружба, любовь — они убивают. Тогда, когда ты этого совсем не ждешь, ты потеряешь все, к чему был привязан и во что верил. Кому, как не Аллистеру было об этом знать? Жизнь товарища, пусть и такого верного и преданного, всегда подставляющего плечо, не стоила собственной, а лезть на амбразуру ради того, кто был настолько туп и нерасторопен, чтоб попасть в руки еще более недалекой гвардии — бессмысленно. Билли уже не жилец, так пусть послужит благому делу. Пусть платит — и за жизнь Аллистера, и за свою собственную тупость.
[indent] Даже услыхав позади истошное мычание Билли, которого без сомнения пытали, Грин не обернулся и не остановился — если ты пойман, значит ты слаб, а слабость не заслуживает сострадания. Его товарищ наверняка бы кричал, если бы мог, но даже это не задержало бы Аллистера в этом чертовом замке дольше, чем требуется для того, чтоб выбраться не вызвав подозрений.
[indent] Каковы бы ни были планы наемника из Двора, день определенно был не его. Уже на выходе из кухни, заботливо сопровождаемый гвардейцами Аллистер, напоролся на еще одно действующее лицо. Судя по виду не менее важное, чем мужик в маске, тщетно пытавшийся что-то выведать у несчастного немого Билли. Едва маг захотел извиниться и обогнуть препятствие на пути к драгоценной свободе, как хрупкую женскую руку бесцеремонно схватили, и его грубо втащили обратно в злополучную кухню. Пока тот задавал бесполезные вопросы, на которые Грин отвечать не торопился, он начал лихорадочно соображать, как выбраться из этого места. И это не казалось какой-то трудностью, до определенного момента. Масштабы ловушки, в которую сам же и угодил, полностью открылись для Аллистера лишь в тот момент, когда за спиной отчетливо заскрежетал дверной замок. К сожалению, на этого нового рыцаря женское лицо и внешняя хрупкость должным образом не действовали, но иного выхода не было, кроме как играть роль изнеженной леди до конца. А леди в таких ситуациях, если, конечно же, в них попадают, кроме истерики ни на что не способны.
[indent] — ... мы тут неплохо проведем время вчетвером, верно, миледи? Вы просто обязаны составить нам компанию.
[indent] — Да как вы смеете? — гневно выпалил Аллистер, напрочь проигнорировав предложение присесть и остальную показательную вежливость, — Кто дал вам право удерживать меня здесь? Немедленно отоприте дверь, я желаю вернуться к своей семье! Иначе, потеряете не только свою самоуверенность, но и работу!
[indent] Приказной тон был для Аллистера привычен, изобразить капризную девицу не составляло труда. Дождавшись пока рыцарь снимет себя доспехи, на которых маг сумел разглядеть королевский герб, Грин вернул на девичье лицо спокойное выражение, и, стараясь не обращать внимания на мычащего от боли компаньона, подошел к мужчине и продолжил надменно стоять на своем.
[indent] — Вы ведь дорожите своей работой. Она вам куда нужнее, чем неприятности, иначе вы бы не работали на Их Величеств. Не только из-за денег или происхождения, но из-за благородства. — Грину всегда казалось, что в Королевскую гвардию попадают либо те, у кого нет достойного дохода, но есть безрассудная храбрость, которая так цениться знатью, либо младшие дети и бастарды этой самой знати, у которых от рождения нет права на место в аристократическом раю. Смягчиться и добавить про благородство пришлось от лица метательной девицы, ведь именно такие качества они ищут в мужчинах, именуемых рыцарями. — Вы честный человек, я в этом уверена, сир, как и в том, что вы цените и верите в свое дело. Посему, я не буду сообщать это досадное недоразумение своему дяде, если вы прекратите удерживать меня здесь против моей воли и обвинять в чем-то без вины. Это унизительно. И я не желаю видеть, что вы сделаете с этим... Этим... Монстром.
[indent] Речь получилась весьма убедительной, он видел это по лицу собеседника, и в любых других обстоятельствах она определенно сработала бы, его бы наверняка даже сопроводили в зал для высокородных гостей, дабы обеспечить безопасность. И оттуда улизнуть уже не составило бы труда. Этот обман работал сотни раз, но Аллистер не мог знать, что Билли не сводил с него взгляда, пока он разыгрывал комедию перед одним из Королевских гвардейцев. Мужчина не мог спиной видеть того, что дрожащая окровавленная рука предателя поднимется из последних сил и укажет на него, и он вовсе этого не ждал. Аллистер всегда думал, что предавать может лишь он сам, но его никогда не посмеют. Во имя высшей цели.

+1


Вы здесь » Velmaren. Broken Crown » Печать настоящего » рх1.03 Враг моего врага